Домой / События / О Любви Божественной и «любви» тотемной. Проповедь прот. Андрея Коробова в Неделю 16-ю по Пятидесятнице

О Любви Божественной и «любви» тотемной. Проповедь прот. Андрея Коробова в Неделю 16-ю по Пятидесятнице

Рыбаки на Галилейском море (цветная фотолитография, ок. 1900 года)
Рыбаки на Галилейском море (цветная фотолитография, ок. 1900 года)

Евангельские чтения:  Лк., 17 зач., V,1-11, Ин., 36 зач., X, 9-16Ин., 61 зач., XIX, 25-27; XXI, 24-25.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В сегодняшнем Евангельском чтении повествуется о двух диалогах Христа Спасителя и апостола Петра. Эти два диалога являются битвой паритетов, которая происходит в сердце и в сознании любого из нас с вами, пришедших в лоно Православия − не своими стопами, но по стопам Христа, Который привёл нас к Себе.

Всю ночь рыбачили Пётр, Иаков и Иоанн. Господь приходит на Генисаретское озеро и видит, как они разбирают свои сети − «мрежи» по-славянски. Те, кто участвовал когда-нибудь в разборе сетей, понимают, насколько это кропотливый труд. И он втрое или, может быть, даже в четыре раза тяжелее тогда, когда за своей спиной ты не видишь пару мешков с пойманной рыбой. Тяжело это делать: ты понимаешь, что ничего не поймал. И вот Христос говорит разбирающим мрежи, у которых естественно есть капитан, глава, это апостол Пётр: «Я сяду к тебе в корабль, а ты немного отплыви от берега так, чтобы можно было людям слышать проповедь Мою». И говорит проповедь тем, кто стоит на берегу во множестве. Затем говорит Петру: «Отойди на глубину и брось сети». Возникает момент малодушия. Он же ведь устал, он всю ночь рыбачил, он уже и мрежи-то разобрал. И не только он − Пётр ведь ответственен ещё и за тех, кто за его спиной стоит. Он говорит: «Мы всю ночь уже рыбачили и ничего не поймали». И вот что-то в Петре происходит внутренне, о чём не пишет евангелист, но прекрасно пишут толкователи Евангелия: св. Василий Великий,  св. Иоанн Златоуст, блаж. Феофилакт Болгарский. Что-то происходит эфемерное, не понятное, может быть, ещё сознанию самого Петра. И он вдруг говорит так, словно говорит в нём не ветхозаветный иудей Пётр, а агнец и ученик Христов: «Как ты сказал, так и будет». Послушание проявляет Пётр.

Дальше повествование кажется нам с вами настолько естественным, что мы даже и внимания-то на него не обращаем, но почему-то евангелист Лука очень чётко повествует об этом, научаемый Святым Духом. Они забросили мрежи с правой стороны от корабля и такое количество рыб тут же изловили, что пришлось им второй корабль к себе призывать, и они чуть не утонули, и сети начали рваться. И от всего увиденного Пётр какие действия совершил? Он тут же спланировал, как бы ему продать эту рыбу и сохранить у себя дома под подушкой золотые монеты? Нет. То, что произошло в его душе в момент послушания, начинает произрастать в нём. Ещё не принесло плода, но уже колосится дерево в душе его, и он падает перед Христом Спасителем на колени и говорит: «Господи! Отойди от меня!» Как нам понять эту фразу? А дальше даётся объяснение, почему он так говорит: «Потому что я грешный человек». Пётр осознаёт свою греховность, он понимает, что это БОГ, Хозяин вселенной, Творец мира. Он всё это понимает, не понимая, не умея ещё формулировать, ещё Дух Святой не снизошёл на него в пятидесятый день по Воскресении Христа Спасителя. Что-то сверхъестестенное происходит настолько в душе Петра, что он падает на ноги и говорит: «Отойди от меня! Не выдерживает природа моя того, что Ты здесь стоишь, потому что я грешный».

Второй диалог посвящён памяти апостольской. Памяти тех людей, которые являлись проповедниками Христа Спасителя. Этот диалог происходит после Воскресения Христова между Господом и тем же самым Петром, который три раза отрёкся от Христа, малодушие проявил в ту ночь, когда Христос Сам Себя предал в руки грешников. Славянское Евангелие не отражает всю суть этого диалога, поэтому я буду говорить вам, переводя на греческий язык. Вот мы по-славянски слышим как:

— Симоне Ионин, любиши ли Мя?

— Да, Господи, я Тебя люблю.

— Паси агнцев Моих. (Совсем ещё молодую поросль Церкви).

— Симоне Ионин, любиши ли Мя?

— Да, Господи, я Тебя люблю.

— Паси овцы Моя. (Уже подросшие).

Третий раз спрашивает:

— Симоне Ионин, любиши ли Мя?

А Пётр восскорбел. Почему он восскорбел? Славянское Евангелие, к глубочайшему сожалению, не отображает суть этого диалога. По-гречески это звучит так:

— Симоне Ионин, ты ко Мне относишься как к Спасителю? Ты любишь Меня Божественной любовью?

А Пётр отвечает на это: «Да, я к Тебе отношусь как к близкому другу».

Христос ещё одну верёвочку спасения даёт Петру:

— Ты любишь Меня как Бога?

— Да, Ты хороший мой приятель, — отвечает Пётр дружественно. Любовь не Божественная пишется в греческом, а именно такая − земная, человеческая.

И тогда Христос задаёт ему ещё раз вопрос:

— Ты Меня любишь как Бога?

Божественная любовь − всепобеждающая, немощная врачующая, оскудевающая восплоняющая. И Пётр, осознав, что спросил его Христос, восскорбел сердцем. А теперь и мы с вами, давайте, задумаемся: а мы Христа как кого любим? Есть такое понятие «карманный бог». Вот нам надо, чтобы нарыв на пятке прошёл, мы тогда Тебе, Господи, помолимся. Помолимся, как иудеи ветхозаветные: 19 раз «Отче наш» прочитать, 50 раз плюнуть через левое плечо, перекреститься, и два земных поклона между чаепитием и обедом. А потом ещё и претензии в своей молитве к Богу высказывать начнём: как же так, Господи? Такие величайшие труды я понёс, целых поторы серии сериала пропустил ради Тебя, а Ты поясницу больную мою никак не излечил. Такая наша молитва? Такая, к сожалению. Она даже не ветхозаветная. В ней даже нет простоты того ветхозаветного Петра, который, осознавая свою греховность, сказал: «Господи! Я недостоин». Более того, ну-ка попробуй любого из нас переубеди в том, что он не сам лично пришёл в храм. Это я сам − такой великий и избранный! Поэтому вновь пришедших, которые не умеют перекреститься, не приобрели себе ещё юбки длинные, если это женщины, мы затерроризируем. Особенно молодёжь, упаси Бог, если с серьгой в ноздре. Тут уж мы дадим волю своей «любви к Православию».

И вот Господь через 2000 лет через евангелиста Иоанна Богослова задаёт нам с вами, в том числе, вопрос: любите ли вы Меня Божественной любовью? А мы не можем даже как Пётр ответить: «Да, я Тебя люблю, Господи». Потому что любовь наша языческая, тотемная. Не дай Бог, чтобы нам чего-то недодали в храме, упаси нас Господи, чтобы количество вылитой на ветки вербы воды было меньше того, что мы хотели бы получить для себя. Поэтому мы начинаем Любовь и Жертву Христа Спасителя на Кресте превращать в некое языческое состояние. Она от этого не уничижается − это мы лишаем себя Любви Божией. Пётр восскорбел сердцем в сегодняшнем Евангельском чтении, потому что он понимал, что он не вырос, не возрос, внутри его сердца не наступило Небесное Царство. Задумаемся и мы в этот Воскресный день, братья и сестры, что для нас важнее: благоухание фимиама в храме или благоухание фимиама молитвы. И да поможет нам Милосердный Господь по молитвам тех святых, память которых сегодня празднуется, ответствовать каждое мгновение молитвы своей Христу Спасителю: да, Господи, люблю Тебя, ибо Ты Господь Милосердный, приведший меня в лоно Церкви, Матери Святой!

Аминь.

Подписывайся на наши новости:

Проверьте также

Подарок к Рождеству Христову

Множество детей и взрослых собралось в Воскресной школе Харлампиевского храма восьмого января на праздничной Рождественской …

Время милости и любви Божией к человеку

Проповедь в праздник Рождества Христова, прот. Евгений Старцев «С Рождеством Христовым! Ощущение, которое каждый из …

Добавить комментарий

Подписка на рассылку

Новости сайта на email