Домой / События / Без подвига нет христианина

Без подвига нет христианина

Автор неизвестен

Проповедь прот. Евгения Старцева в Неделю 21-ю по Пятидесятнице

“Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Избавит Господь души раб Своих (Пс. 33:23). От чего же избавит Господь души раб Своих? Так иногда хочется быть православным, что сил нет: хочется быть честным, недвусмысленным, милосердным, способным любить и прощать, хочется творить милостыню. Наверное, каждому хочется. Но тогда только это возможно, когда мы с вами будем по-настоящему близкими Богу людьми. Кажется, многие стараются, кажется, все хотели бы, но получается не всегда. Что же происходит с человеком, который вроде и рад бы стать близким Богу, стать христианином, и многое делает для этого (и в храм-то ходит, и детей-то он носит на Причастие, и сам-то порой молитовку прочтёт, и в чём-то себе откажет, и даже попостится порой), но не получается стать тем, кем бы он хотел быть. Что же нам мешает? Кто нам мешает? Что с нами происходит, что мы, обретая веру, не обретаем полноты жизни и силы для того, чтобы быть христианами?

Мешает грех. Тот самый грех, который закрывает от нас Бога, закрывает нам духовное зрение, отделяет нас непроходимой пропастью от ложа Авраамова, от того места, где обитают Господь и верные. Что же грех за явление такое в нашей жизни? Мы уже, кажется, смирились с ним: уже кажется естественным осуждать, блудить, сквернословить, лениться. И уже иногда человек думает, что ничего сделать с этим не может. Это уныние, которое постигло большую часть русских людей, разоружает человека и делает его бессильным в борьбе за своё спасение. Это бессилие, которое сродни отчаянию и нежеланию уже спасения, приходит тогда, когда мы больше не собираемся бороться. Когда мы себе сказали «всё, я больше ничего сделать не могу». Мало того, что «не могу», но ещё и «не буду». Это самое печальное состояние, в котором оказались многие и многие люди, при всём том, что Россия населена православными людьми. Что делать? Как же жить? Что нужно исправить, и что нужно сделать такого, чтобы преобразилась наша жизнь, и мы бы познали настоящую радость, познали Христа, наконец? Нужно совершить подвиг − каждому. Без этого подвига человеку невозможно стать христианином. Почему? Потому что Сам Господь совершил этот подвиг! Потому что Сам Он Себя отдал на растерзание тем, кто не просто был недостоин сапога на Его ноге развязать, а вообще недостоин был в поле зрения Его попасть, кажется. А в чём подвиг-то? Иногда человек думает, что в жизни не каждого человека есть место для подвига. Есть! А разве утром отказываться от продолжительного сна каждый день, вставая на молитву − это не подвиг? А разве каждый вечер каяться и в молитвах просить Бога о прощении − это не подвиг? А разве милосердно относиться к своему безумному начальнику − это не подвиг? А разве простить должников − это не подвиг? И много таких подвигов каждый для себя в жизни своей найдёт, если только захочет, конечно. Если только пожелает стать Христовым.

Теплохладность нас сделала людьми недостойными Христа, потому что нет в нашей жизни того напряжения, того необходимого, что сделает нас войнами Христовыми. Может быть, нас и победят. Как говорил мой командир: «Пристрелить-то нас, конечно, можно, а вот победить нас нельзя». Когда нельзя? Когда веру обретает человек и понимает, что короткий его жизненный путь, восьмидесятилетний «аще в силах», предваряет то, где будем пребывать в радости, в той надежде, о которой сегодня помышлять не хотим. Неужели нам не нужно Царство Небесное? Неужели нам не нужны те утешения, о которых мы забываем порой и думаем, что они не для нас? Но когда наполнится от ежедневного молитвенного правила, и от ежедневной напряжённой духовной жизни, сердце человека, разве он не ощутит силы и радость от того, что он православный?  Когда мы покидаем нашу Родину, когда видим её со стороны, мы иногда тогда только и начинаем понимать, что здесь возраждающаяся, теплющаяся ещё православная жизнь, делает нас причастниками колоссального богатства. Живём здесь − и не ощущаем этого, свыкаемся со своей немощью, и, кажется, бредём, не понимая, что происходит с нами. Где же радость? Где утешение? А во Христе, Который обязательно поселится в сердце человека, когда он отожмёт оттуда грех, когда почувствует, что грех ему ненавистен. Это может произойти только с человеком молящимся, труждающимся, скорбящим о своём грехе, который борется со страстью своей.

У каждого своя страсть: на исповеди, когда мы приходим и говорим священнику «грешен я», мы видим эту самую страсть. В тот самый момент мы понимаем, кто мы. Но давайте после исповеди не будем утешены собственной расслабленностью, а будем вновь бороться с этой страстью и стараться преодолеть её, испрашивая у Бога силы для этого. Это может произойти только во время молитвы, когда мы будем снова стоять у домашнего аналоя, испрашивая у Бога прощения. Ведь это же труд, это же подвиг, это же то, что необходимо человеку для его повседневной жизни как пища для его души. Этого не хватает современному человеку. Это всё лукавый старается изъять из нашей жизни, заместить это всякого рода суррогатом, рассуждениями о жизни, а то и вовсе сказать: «Не нужна тебе духовная жизнь! Может, тебе лучше расслабиться у телевизора или бицепс накачать с трицепсом? Или, может, тебе лучше книгу отвлечённую прочесть, или вообще спать лечь, не думая ни о чём?». Но человек, стрегущий своё спасение, не расслабится. Он будет выдавливать из своей жизни грех для того, чтобы молитвою заполнить то, что раньше было заполнено привычкой ко греху. Если мы этого не сделаем, мы не сделаем в своей жизни ничего − даже каждый день будем приносить детей в храм, даже денег Церкви дадим, даже пожертвуем что-то и свечечки поставим, и умилимся при Крещении, и перекрестимся, когда колокола будут звонить, но не будет молитвы в нашей жизни, не будет в ней и Христа, не будет в ней Того, Кого алкает сердце наше. Потому что, желая быть христианином, человек хочет быть спасённым, сыном Его или дочерью Его, близким Ему человеком, который, кажется, уже готов прильнуть к Его груди, как Апостол Иоанн, который лежал на Тайней вечере на персех Христовых и вопрошал: «Еда аз есмь, Господи?» − «Неужели я предам Тебя?».

Апостол сегодня говорил нам о том, что мы не спасемся Законом, но он не говорил о том, что Закон должен быть изъят из нашей жизни. И если некоторые думают, что этот самый православный Закон, сформированный опытом Церкви, оставленный нам Богом, нам не нужен − это великое заблуждение. Не просто заповеди Синайского законодательства, но и Заповеди Блаженства необходимы православному человеку для восполнения силы его любви. Эти Заповеди Блаженства нужны каждому, кто собирается жить как христианин, кто услышал Благую Весть и последовал за ней. Иногда мы не знаем и не понимаем, как именно это с нами происходит: каждому из стоящих здесь людей Святый Дух предложил придти сюда для того, чтобы он исправил жизнь свою. И каждый из нас знает личным опытом своим, что происходило с ним. И мы не можем отказаться от этого предложения, мы не можем сказать, что этого с нами не было. Мы можем только предать Бога, если откажемся от этого. И сегодня, когда Церковь, слушая сердце каждого человека, предлагает нам опыт святых людей, она предлагает нам молиться. Для того чтобы мы в молитве своей исправили жизнь свою. В сокрушенном сердце произрастёт покаяние, и покаяние даст великие плоды очищения от греха, а потом и знания Бога и общения с Ним. Это огромный труд, и это настоящий подвиг, доступный не многим людям, живущим на Земле. Русским − доступный, потому что это всё в нашей с вами наследственной памяти. И каждый из нас должен сделать выбор: предложенное Богом и Церковью − это его, или это для других людей, для тех, кто решил, что самое главное − это не спасение Родины, не спасение детей, а спасение его самого, а уже потом всего остального. Дорогие мои, это главное, чему может научить нас Церковь. Мы не очень хорошие христиане, можно сказать, плохие. Но уже христиане. И есть для нас с вами то, к чему стремиться, в чём возрастать и укрепляться. И чувство любви, в которой мы нуждаемся, оно нам известно, оно будет наполнять нас с вами всю оставшуюся жизнь. В чём мы с вами нуждаемся, в том Господь нас утешит, и то восполнит.

Пусть молитва будет в жизни каждого, из стоящих здесь в храме, пусть молитва будет занимать всё больше времени в нашей жизни, будет всё продолжительнее и осознаннее, пусть всё глубже мы будем с вами постигать Священное Писание, и Евангелие, которое открывает нам Божественную Истину и язык Христов, станет необходимой и повседневной нашей книгой. Даже не книгой, а дыханием нашим. И когда это произойдёт, мы почувствуем, что мы с вами Христовы. Мы почувствуем с вами, что все мы вместе, и что мы радостные дети Отца Любящего. Помоги нам, Господи!

Аминь.”

Подписывайся на наши новости:

Проверьте также

Подарок к Рождеству Христову

Множество детей и взрослых собралось в Воскресной школе Харлампиевского храма восьмого января на праздничной Рождественской …

Время милости и любви Божией к человеку

Проповедь в праздник Рождества Христова, прот. Евгений Старцев «С Рождеством Христовым! Ощущение, которое каждый из …

Добавить комментарий