Домой / Главная / Уступка Россией Аляски США и закат Русской Америки

Уступка Россией Аляски США и закат Русской Америки

Собор Архангела Михаила, г. Ситка. Аляска.

Автор: Игорь Разумовский

“Иркутский Кремль” № 1(16) 2017

В статье рассматривается вопрос продажи заморских владений Российской Империи. Ориентация российского правительства на континентальные владения привела в 1867 г. к уступке Русской Америки, находящейся на другом континенте, США. Шаги по освоению русской колонии и её продаже оценивались современниками неоднозначно. Историографические их интерпретации также разнообразны. В статье воспроизведены их основные вехи.

Как известно, в XVII-XVIII вв. в северной части Тихого океана русскими мореплавателями были сделаны географические открытия, позволившие приступить к колонизации и освоению Камчатки и Северо-Западной Америки. Были исследованы и нанесены на карту районы Берингова моря, Курильских островов, открыт пролив между Азией и Америкой, названный Беринговым проливом. Со второй половины XVIII в., после возвращения Второй Камчатской экспедиции в 1743 г., началось промышленное освоение сначала Алеутских островов, а затем северо-западного побережья Америки. По сложившимся в то время международным правилам эти территории отошли к Российской Империи. Для их освоения в 1799 г. была создана Российско-Американская компания (РАК) с полномочиями управления территорией Аляски и прилегающими островами. Деятельность РАК сочетала в себе политические, социальные и культурные функции, обеспечивая развитие образования, культуры и распространение христианства среди местного населения [4; 6; 8]. Американские ученые позднее отмечали, что и спустя 150 лет после ухода русских на Аляске сохранились культурные, языковые черты их присутствия. Накануне Крымской войны, в начале 1850-х гг., появился проект фиктивной продажи российских колоний в Америке с целью защиты их от захвата английскими войсками. Этот проект возник на основе благоприятных отношений России и США, которые могли бы гарантировать существенную защиту интересов России на Дальнем Востоке. В 1853 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьёв-Амурский представил Николаю I записку, в которой изложил свои взгляды о необходимости укрепления российских позиций в Америке, опираясь на тесные связи с Соединенными Штатами. Они сводились к тому, чтобы закрепиться на северо-западном побережье Америки: «Весьма натурально и России если не владеть всей Восточной Азией, то господствовать на всём азиатском прибрежье Восточного океана. По обстоятельствам мы допустили вторгнуться в эту часть Азии англичанам, но дело это еще может поправиться тесной связью нашей с Северо-Американскими Штатами» [2, c 322-323;14, c. 154-155].

Поверенный в делах в Вашингтоне Э.А. Стекль предложил российскому вице-консулу П. Костромитинову осуществить фиктивную продажу российских кораблей Американской компании, учрежденной в Сан-Франциско Б.К. Сандресом. Цель этой меры сводилась к следующему: «Тщательно наблюдать за всеми движениями англо-французских морских сил и прибегнуть в случае надобности ко всем возможным мерам для покровительства судов наших. Наилучшим способом кажется мне сделать мнимую продажу кораблей, принадлежащих нашей компании, обществу, учрежденному в Сан-Франциско г-ном Сандерсом. Само собой разумеется, что к этой мере надо будет приступить только в случае крайности и притом с большою осторожностью» [12, c. 271].

Однако при обсуждении этого проекта американцами было предложено осуществить «мнимую» продажу и самой колонии. Костромитинов писал Стеклю 18 апреля 1854 г.: «Мне предлагали составить акт на мнимую уступку кораблей, мехов, товаров и прочей движимости нашей компании, а также земель со всеми угодьями, с тем чтобы акт этот хранился у меня и предъявлен был только в случае надобности. Если бы по несчастию мы потеряли колонии, тогда посредством сего акта американцы объявили бы на оные свои права, а чрез это был бы повод к вмешательству в это дело правительства Соединенных Штатов» [7, с. 370–380]. В результате этих переговоров Костромитинов 19 мая 1854 г. подписал акт о фиктивной продаже американцам всего имущества РАК, включая её земельные владения, с представителем Американо-Русской торговой компании в Сан-Франциско А. Макферзоном, в соответствии с которым Российско-Американская компания за 7600 тыс. дол. «уступала» своему партнеру в Сан-Франциско на три года всё имущество, промыслы и привилегии на территории в Северной Америке. Одновременно с разработкой договора о фиктивной продаже РАК и Компания Гудзонова залива (КГЗ) вели переговоры о взаимном нейтралитете. В марте 1854 г. было подписано соглашение о нейтралитете владений и судов, принадлежавших РАК и КГЗ. Согласно этому документу, обе стороны обязывались взаимно не нападать на территории, контролируемые компаниями, имущество компаний и корабли в портах колоний признавались неприкосновенными. Однако это положение не касалось открытого моря. В связи с этим соглашением отпала необходимость в фиктивной продаже. В письме Главного правления (ГП) РАК (подписанном председателем и членами правления) главному правителю российско-американских колоний С.В. Воеводскому сообщается: «В ответ на письмо Вашего высокоблагородия от 7 июня 1854 г. относительно заключения с Американско-Русскою торговою компаниею контракта на мнимую продажу оной наших колоний со всем компанейским имуществом Главное правление имеет честь Вас уведомить, что оно, со своей стороны, не признавало эту меру возможною, которая и по мнению российского поверенного в делах в Вашингтоне не принесла бы пользы, но, напротив, могла бы быть сопряжена с вредом для безопасности наших владений. Предложение это не состоялось по случаю признания английским правительством нейтральности наших поселений на северо-западном побережье Америки» [12, c. 281].

Таким образом, проект «фиктивного договора» не был осуществлен. Однако он породил слухи о желании России продать свои владения в Америке. Английские и американские газеты, в частности, «New York Herald» (20 и 25 июля 1854 г.), «Times» (8 августа 1854 г.), «Dublin Universities Magazine» и «Daily Alta California» (11 сентября 1854 г.), посвятили свои статьи этому вопросу. Общей в них была мысль о том, что России выгоднее продать Аляску США из-за опасности нападения на них англичан, в результате которого США и Россия могли получить необязательного соседа.

Эти слухи имели под собой реальную основу. Во время конфиденциальных переговоров Стекля с государственным секретарем У. Марси и влиятельным сенатором от Калифорнии У.М. Гвином был впервые поставлен вопрос уже не о мнимой, а о реальной продаже Русской Америки. Стекль написал о своих конфиденциальных беседах с Марси и Гвином в официальном отчете управляющему МИД России: «Этот проект контракта и слухи, распространяемые английской прессой о намерении императорского правительства продать свои владения, подали американцам идею, что мы могли бы их уступить им. Г-н Гвин спрашивал меня, действительно ли мы серьезно расположены уступить им наши колонии, за которые Соединенные Штаты были бы готовы хорошо (largement) нам заплатить. Г-н Марси, с которым об этом говорил Гвин, обратился ко мне с таким же вопросом. Я им ответил, что мы никогда не имели подобного намерения. Наши владения, которые вскоре должны достигнуть большого процветания, уже возбуждают страстное желание (convoitise) американцев. Они являются опасными соседями, и мы должны избегать того, чтобы давать им малейший повод» [7, с. 370–380].

В 1856 г. Воеводский писал в своём письме президенту Американо-Русской торговой компании Г. Декстеру: «Слухам о продаже колоний я не верю и не могу допустить, чтобы союзные [державы], действуя на правах цивилизованных наций, решились нарушить обещание, взаимно утвержденное правительствами» [12, c. 300].

Таким образом, продажа Аляски американцам представлялась невозможной главному правителю российско-американских колоний. Проект реальной уступки тихоокеанских владений и полуострова Аляска США стал разрабатываться почти сразу после окончания Крымской войны. 22 марта 1857 г. вел. кн. Константин Николаевич в письме из Ниццы сообщал своё мнение о целесообразности продажи российских колоний в Америке в целях экономии государственных средств. «Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать нераздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии воротить их. Между тем эти колонии приносят нам весьма мало пользы, и потеря их не была бы слишком чувствительна и потребовала только вознаграждения нашей Российско-Американской компании» [12, c. 314]. Александр II отметил: «Эту мысль стоит сообразить» [там же].

Вел. кн. Константин Николаевич наметил меры, которые бы подтвердили его взгляды на РАК и определили фактические потери РАК от продажи Аляски Северной Америке [12, c. 320]. В его записке министру иностранных дел кн. А.М. Горчакову содержались рекомендации проконсультироваться с главой и бывшим правителем Русской Америки (в 1829–1835 гг.) и директором РАК (в 1840–1847 гг.) адмиралом Ф.П. Врангелем, занимавшим с 18/30 мая 1855 г. пост министра морских военных сил. Врангель не решился выступить против мнения великого князя, но привел некоторые соображения о пользе, приносимой РАК. «Если наше пр[авительст]во в видах предусмотрительной осторожности и по своим политическим соображениям находит, с одной стороны, неудобным удержать владения России в Америке и на разбросанных островах Восточн[ого] океана за нами и тем лишит нас желательного поощрения к морским торговым предприятиям в дальние моря, а с другой, признает нужным или полезным уступить эти владения прав[ительст]ву Штатов Сев[ерной] Америки, то сделка эта могла бы быть основана на следующем расчете…» [7]: 7484 акции РАК дают в год доход по 18 руб., т.е. всего 134 712 руб. серебром. Откладывается в особый капитал 13 471 руб. и для раздачи бедным 673 руб. Итого 148 856 руб. серебром. Исходя из 4% годовых, это составляет капитал в 3 721 400 руб. серебром. «За уступку владений Соединенным Штатам наше пр[авительст]во могло бы истребовать такую же сумму и правительству, всего 7 442 800 руб. серебром. Богатые угольные запасы, лёд, строительный лес, рыба… и превосходные морские порты представляют гражданам Соединенных Штатов такие огромные выгоды, что пр[авительст]во Штатов не должно бы затрудняться в приобретении этих выгод этой сравнительно незначительной суммой» [там же].

В более позднем письме Врангель предлагал и другое исчисление стоимости русских владений в Америке: «РАК из доходов своих расходует каждогодне (так в тексте. – И.Р.) в пользу подданных России: акционеров, служащих и т.п. лиц, р. 800 000 сер., что и составит по 4 из 100 капитал в 20 милл. руб. сер.» [7]. Уже через месяц Министерством иностранных дел были секретно определены условия продажи, которые были переданы Александру II [12, c. 315].

В связи с указанной инструкцией Стекль сообщил Дж. Апплетону (заместитель государственного секретаря США) и Гвину, «…что императорское правительство, не отвергая окончательно предложение, которое было сделано относительно наших американских владений, считает необходимым отложить это дело до более подходящего времени и дождаться истечения срока устава нашей компании» [там же, с. 399]. Стекль также сообщил Гвину, что, по мнению императорского правительства, 5 млн дол. не соответствуют «реальной стоимости» колоний. Со своей стороны, Гвин заметил: он сам готов предложить большую сумму, и в этом его поддержали бы коллеги из Калифорнии и Орегона, но он не уверен в согласии тех штатов, которые прямо не заинтересованы в приобретении новых земель. Гвин также отметил, что в связи с приходом к власти новой администрации в США требуется немного времени до того, как соберется новый Конгресс.

Пунктом 2 предлагалось продать колонии через 4 года, когда кончатся права и привилегии РАК и права Северо-Американской компании. Пунктом 3 оговаривались потери РАК при продаже. При этом приводились расчеты, указанные в письме Врангеля. Указывался капитал в руб. серебром, «…что и должно представлять вознаграждение собственно компании» [там же]. При этом подчеркивалось, что трудно определить сумму, которую необходимо запросить у США за уступку земель. «Многие важные источники доходов в наших американских колониях остаются нетронутыми. <> Обильные пласты каменного угля, леса, отличные бухты, привлекающие корабли для починки, наконец, лёд, за который только теперь взялась Компания наша, всё это, кроме пушных зверей, будет служить предметом важных доходов при употреблении значительного капитала, и поэтому, может быть, справедливо было бы требовать ту же сумму в вознаграждение правительства, какая предложена для вознаграждения самой Компании, т.е. сумму в 3 721 400 руб., что вместе составит 7 440 800 рублей серебром» [там же]. По курсу того времени эта сумма составляла 5,5 млн дол.

Одним из аргументов вел. кн. в пользу продажи Русской Америки была убыточность и бесполезность РАК. Предлагалось, во-первых, направить комиссию из «самых способных гражданских чиновников и морских офицеров с целью удостовериться, в какой мере успешно компания исполняет свои административные обязанности в отношении к народам, ей подвластным», а во-вторых, «ныне же приступить к пересмотру ея значения и обратить в учреждение чисто торговое, а не административное» [12, c. 320].

В инструкции Стеклю от 14/26 мая 1860 г. Горчаков отмечал, что лично он не уверен в том, что отказ от владений в Северной Америке в интересах России. Единственный аргумент, который мог бы заставить склониться в пользу продажи, это перспектива большой финансовой выгоды. Но 5 млн дол., считал Горчаков, не представляли «действительную стоимость наших колоний», и он рекомендовал посланнику «выяснить возможность получения более значительного вознаграждения» [там же].

Работа комиссии принесла правительству неожиданные результаты. Вернувшиеся из Русской Америки осенью 1861 г. статский советник С.А. Костливцев и капитан-лейтенант П.Н. Головин, призванные выступить в роли государственных обвинителей РАК, стали её защитниками. Все «преобразования и улучше ния», предлагаемые правительством, представлялись членам комиссии недопустимыми и разорительными для казны. Итоговые результаты ревизионной проверки показали, что в экономическом отношении компания является успешной. Средний валовой доход её за последние десять лет составил около 853 тыс. руб. серебром в год; правительство выигрывало от существования компании ежегодно до 430 тыс. руб. серебром, и заслуги компании перед государством были неоспоримы, нападки на неё, в т.ч. за якобы имевшие место притеснения туземцев, необоснованны.

К началу 1860-х гг. РАК находилась в весьма благоприятном финансово-хозяйственном состоянии. Но уже в период 1864–1867 гг. курс акций РАК на бирже опустился ниже номинала. В то время наблюдалась низкая биржевая активность не только в России, но и на всех европейских биржах. В середине 1860-х гг. РАК успешно продолжала свою деятельность, и намечались пути выхода из биржевых труд-ностей. В течение нескольких лет компания смогла бы справиться с последствиями кризиса 1865–1867 гг. Для этого у неё были все предпосылки: удачный промысел морских животных в 1867 г., природные богатства Аляски, позволявшие кроме пушнины получать и другие выгоды от деятельности, которая начинала развиваться, – рыбного промысла, продажи леса, льда, добычи каменного угля, золота и других полезных ископаемых и т.д. Таким образом, всего за полгода до подписания акта о продаже Аляски компания не являлась убыточной.

В 1858 г. начались переговоры о продаже Русской Америки американцам. Во время пребывания в Петербурге во второй половине 1858 г. Стекль получил от Горчакова указание не проявлять собственную инициативу, а лишь информировать МИД в том случае, если правительство США сделает новое предложение. В ноябре 1860 г. президентом США был избран представитель республиканской партии А. Линкольн, а в апреле 1861 г. в стране началась гражданская война. Как считал Стекль, из-за сложившегося в США положения никакие переговоры о продаже русских владений вести уже невозможно. «Единственно, что остается, это возобновить Устав компании, несколько ограничив её монополию» [7, с. 380–395]. Гражданская война в США не только затормозила продажу колоний в Северной Америке, но и способствовала улучшению положения РАК. Государственный Совет Российской Империи утвердил «главные основания» нового Устава РАК, а правлению компании удалось получить от правительства дополнительные льготы. По представлению министра финансов М.Х. Рейтерна Александр II 20 августа 1866 г. «повелеть соизволил» производить РАК «ежегодное из государственного казначейства пособие по двести тысяч рублей» и снять с неё долг казне в размере 725 тыс. руб. [12, c. 395].

Однако эта государственная поддержка послужила обоснованием убыточности компании и её неспособности самостоятельно развиваться. Но поскольку компания убыточна, то и колонии в Северной Америке не могут приносить какую-либо пользу государству.

Финансовое положение России в конце 1866 г. находилось в крайне неудовлетворительном состоянии. 16 сентября Рейтерн представил царю специальную записку, в которой отмечал необходимость соблюдения строжайшей экономии во всех государственных расходах, включая Военное и Морское министерства. Единственный выход из положения министр финансов видел в получении средств из-за границы. «При всех этих сокращениях… расходы наши не покроются еще доходами, напротив, в три года необходимо будет приобрести до экстраординарных ресурсов» [7] в виде иностранных займов.

Толчком к возобновлению рассмотрения вопроса о судьбе Русской Америки послужил приезд в Петербург Стекля, который являлся сторонником продажи Русской Америки и принимал меры, чтобы привлечь на свою сторону лиц, могущих способствовать принятию решения по данному вопросу. В связи с этим Горчаков поменял свою позицию, запросил мнение о возможной продаже колоний в Северной Америке у вел. кн. Константина Николаевича (через управляющего Морским министерством генерал-адъютанта Н.К. Краббе) и у Рейтерна (через Стекля). Оба в своих письменных заключениях высказались за продажу колонии [12, с. 397, 398]. Получив письма от указанных лиц, Горчаков пришел к выводу, что настало время принимать окончательное решение, которое мог вынести только император. Он обратился к Александру II с письмом 12/24 декабря 1866 г., в котором предлагал коллегиальное обсуждение проблемы: «Я хотел бы иметь возможность обсудить его в присутствии В[ашего] В[еличест]ва. Быть может, Вы соблаговолите разрешить, чтобы вопрос был обсужден под Вашим высоким председательством в узком комитете ввиду необходимости соблюдения непременной секретности, который будет состоять только из вел. кн. Константина, г-на Рейтерна и меня. Г-н Стекль мог бы быть приглашен ввиду своего знания местных условий» [7, с. 425–443].

В час дня 16/28 декабря 1866 г. в парадном кабинете Министерства иностранных дел на Дворцовой площади собрались участники «особого заседания»: Александр II, вел. кн. Константин Николаевич, Горчаков, Рейтерн, Краббе и Стекль. К началу совещания были подготовлены краткие резюме их мнений [там же, с. 425–443]. Все участники безоговорочно высказались в пользу продажи колоний в Северной Америке.

Решение о продаже Русской Америки принималось тайно и келейно. Оно было принято на «особом совещании», на котором присутствовали всего 6 человек во главе с Александром II. При этом не учитывались мнения членов ранее ими же назначенной комиссии в лице Костливцева и Головина [6, с. 92–97; 13, с. 244–248]. Не учитывалась и записка сотрудника Азиатского департамента МИД Ф.Р. Остен-Сакена [7, с. 425–443], которая даже не была представлена членам правительства.

На «особом совещании» не рассматривалось стратегическое значение Русской Америки, особенно Алеутских островов, которые позволяют контролировать вход в Берингово море и далее через Чукотское море в Северный Ледовитый океан. После этого совещания, получив инструкции от его участников, карту Русской Америки, документ под названием «Пограничная черта между владениями России в Азии и Северной Америкой» и инструкцию Министерства финансов, в которой оговаривалась сумма продажи в 5 млн дол., Стекль в январе 1867 г. выехал в Америку. По прибытии в Вашингтон в течение трех недель он подготовил и согласовал проект договора о продаже российских владений в Северной Америке. В пятницу, 29 марта 1867 г., вечером получив сообщение от Стекля, что русский государь дает согласие на продажу, государственный секретарь США У.Г. Сьюард предложил подписать документы по продаже в эту же ночь.

Вызванные секретари и некоторые конгрессмены помогли в 4 часа утра составить трактат, который был тут же подписан и послан в Сенат на ратификацию [1, с. 114].

18 апреля 1867 г. договор был ратифицирован американским Сенатом, 15 мая русским царем, 20 июня в Вашингтоне обе стороны обменялись ратификационными грамотами, а 19 октября в Новоархангельск прибыли эмиссары обеих держав. В тот же день произошла смена флагов. Русская Америка закончила своё существование. На картах появилась «Территория США Аляска». По договору к США переходили все владения России в Америке, а также и все острова в Тихом океане, находящиеся в ведении РАК: Алеутские, Прибылова, Диомида и др.

Деньги были выплачены со значительным запозданием. По договору о продаже Аляски выплаты должны были быть сделаны через 10 месяцев после обмена ратификационными грамотами, т.е. 20 апреля 1868 г. [5, c. 404]. Однако выплаты были произведены на три месяца и шесть дней позже. Россия должна была получить неустойку в размере 115 200 дол. Никто в США, включая сменившего Сьюарда нового государственного секретаря Г. Фиша, не оспаривал законность требования этой суммы, но для её выплаты необходимо было решение Палаты представителей Конгресса. Поэтому стороны предпочли этот вопрос отложить [3, c. 284–286, 290–293].

За колонии в Северной Америке США заплатили 7,2 млн дол. Сравним эту цену с покупкой США других территорий. Наполеону, когда он увяз в европейских военных делах, предложили продать Луизиану. «Маленький капрал» вполне понял смысл предложения «не продашь – возьмем даром» и согласился, получив за огромную территорию (двенадцать нынешних штатов) 15 млн дол. Таким же образом Мексика была вынуждена уступить сильному и настойчивому покупателю Калифорнию за те же 15 млн дол. Покупка состоялась после того, как у Мексики силой отняли Техас. Таким образом, получить 7 млн за «ящик со льдом» представляется не так-то уж дешево. Но для России с её огромными нуждами на развитие промышленности, транспорта и социальной сферы эта сумма была несущественна. Объявленная стоимость Русской Америки составила менее 2,5% от годового дохода Империи. Ожидаемый доход от продажи Аляски – это около 9% от ежегодного расхода на армию, бюджет которой в среднем составлял 128 млн руб.

Выделяемые ежегодно средства на армию по статье «Провиант» составляли сумму в 10-11 раз больше, чем за продажу Аляски, а по статье «Обмундирование» – в 1,5 раза [9, c. 77]. От питейного дохода [11, c. 114] Россия в год получала в 10-11 раз больше, чем от единовременной продажи своей огромной территории. После заключения сделки общие ежегодные государственные расходы не только не уменьшились, но за 4 года после продажи русских земель увеличились на 83 млн руб. Расходы Военного министерства с 1867 г. увеличивались ежегодно на 40 млн руб. [11, c. 4 6]. На основе этих данных можно утверждать, что финансовой заинтересованности государства в продаже русских земель в Америке не было.

Правительству США в то же самое время, когда была продана Аляска, трехэтажное здание в центре Нью-Йорка, здание нью-йоркского окружного суда, обошлось дороже, чем покупка всей Аляски [10].

Полученные за продажу Аляски деньги в сумме 10 972 481 руб. (около 95%) были использованы на закупку оборудования для Московско-Рязанской, Курско-Киевской, Рязанско-Козловской железных дорог.

При продаже колоний Российской Империи США никто не учитывал судьбу местного населения, которое оказалось в худшем положении, чем при русском правлении, т.к. их отнесли к нецивилизованным племенам. Их гражданские права были сильно ограничены. Статус полноправных американцев они получили только в 1934 г.

После продажи в бывших русских колониях надолго сохранилось влияние русской культуры – в обычаях, лингвистике, православной вере и др.

Таким образом, решение о продаже Русской Америки было принято узким кругом чиновников царского правительства (всего 6 человек) без учета мнений других видных государственных деятелей. Тем самым эти люди приняли на себя всю ответственность за продажу российских колоний в Северной Америке.

Рассматривая значение российских колоний с позиций геополитики и перспектив экономического развития региона, можно понять причины их продажи. Действительно, колонии в Северной Америке ставили под российский контроль всю северную часть Тихого океана и выход через неё в Северный Ледовитый океан. Размещение на Аляске российских войск существенно повысило бы обороноспособность империи. После совершения этой сделки Россия потеряла шанс иметь свои внутренние воды за Алеутскими островами. Экономические выгоды США от приобретения российских колоний в тысячи раз превысили затраты на их покупку. Только золота за первые 30 лет американского суверенитета было добыто на сумму 200 млн дол., вывезено мехов, китового жира и уса, мамонтовой кости на сумму 75,2 млн дол.

С этой точки зрения продажа российских колоний за ничтожную сумму (2,25% годового бюджета тех лет) вряд ли может быть признана оправданной. Но следует принять во внимание и то обстоятельство, что ослабленная Крымской войной и тяжелыми внутренними реформами Россия не была в состоянии надежно защитить Аляску и создать условия для успешного функционирования РАК.

Библиографический список

  1. Агомиров С.Ш. Как Россия потеряла Аляску. – Воронеж, 2000. URL:http:// alaskaheritage.clan.su/index/0-55 (дата обращения: 20.01.2014).
  1. Барсуков И.П. Граф Николай Николаевич Муравьёв-Амурский. Т.1-2. – М., 1891. Т.1.
  1. Болховитинов Н.Н. Русско-американские отношения и продажа Аляски, 1834–1867. – М., 1990.
  1. Болховитинов Н.Н. Россия открывает Америку. 1732–1799 (К 500-летию открытия Америки). – М., 1991.
  1. Галлямова Л.И. Российско-Американская компания и освоение Северной Пасифики // Материалы III Международной научной конференции «Русская Америка» (Иркутск, 8–12 августа 2007 г.). – Иркутск, 2008. С.44–52.
  1. Ермолаев А.Н. Инспекция Русской Америки С.А. Костливцовым и П.Н. Головиным в 1860–1861 гг. // Известия Алтайского государственного университета. 2008. № 4–3 (60). С.92–97.
  1. История Русской Америки (1732–1867): В 3-х т. Т. 3. Русская Америка: от зенита до заката (1825–1867). – М., 1999.
  1. Макарова Р.В. Русские экспедиции по изучению северной части Тихого океана во второй половине XVIII века: сб. документов. – М., 1989.
  1. Обзор деятельности Военного министерства в последнее пятилетие, финансовых его средств и нужд армии. – СПб.,1865.
  1. Продажа Аляски // Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Продажа Аляски (дата обращения: 25.01.2014).
  1. Рейтерн М.Х. Биографический очерк. – СПб., 1910. С.114.
  1. Российско-Американская компания и изучение Тихоокеанского севера. 1841–1867. Сб. документов. // Сост. Т. Федорова, А. Петров, А. Гринев. Под ред. А. Петрова. – М., 2010.
  1. Секретная часть доклада капитан-лейтенанта П.Н. Головина вел. кн. Константину, 20 октября 1862 г. / Сост. и автор вступ. ст. Н.Н. Болховитинов // Американский ежегодник. – М., 1990. С. 244–248.
  1. Струве Б.В. Воспоминания о Сибири,1848–1854 гг. – СПб., 1889.

ВЕСТНИК МГГУ им. М.А. Шолохова

Подписывайся на наши новости:

Смотрите также

3-е Воскресное Евангелие (Мк. 16:9-20, зач. 71)

9Воскреснув рано в первый день недели, Иисус явился сперва Марии Магдалине, из которой изгнал семь …

Выставка «Как прекрасен этот мир» открылась в галерее Харлампиевского храма

Третьего июня в галерее Харлампиевского храма состоялось торжественное открытие выставки работ учеников студии детского творчества …