Домой / Главная / Скрижали истории: Цесаревич Николай Александрович Романов в Иркутске

Скрижали истории: Цесаревич Николай Александрович Романов в Иркутске

Автор: Тамара Крючкова

Дни 23 и 24 июня 1891 года в истории Иркутска запечатлены особым событием — посещением столицы Восточной Сибири цесаревичем Николаем Александровичем Романовым. Наш город был одним из пунктов в грандиозном путешествии Николая, совершенного в рамках обязательной традиции дома Романовых, которая входила в систему обучения наследников царского престола. Начиная с Павла I каждый из цесаревичей непременно направлялся за границу для ознакомления с культурой, наукой, традициями и обычаями других стран, что впоследствии могло пригодиться будущему императору.

Путешествие двадцатидвухлетнего цесаревича Николая началось 21 октября 1890 года, когда он с пятью членами свиты направился из Петербурга в Варшаву, затем в Вену и оттуда в итальянский город Триест, где их на рейде ждали три русских корабля во главе с фрегатом «Память Азова». На фрегате они дошли до Греции и взяли на борт троюродного брата Николая — греческого принца Георгиоса. Далее эскадра побывала в Египте, Индии, Китае, Таиланде (в то время — Сиам), Вьетнаме (в то время — Кохинхина) и Японии, где Великий князь подробно осматривал достопримечательности. Например, поездка по Индии заняла пятьдесят дней.

15 апреля 1891 года корабли пришли в японский порт Нагасаки. Посетив древнюю столицу Японии — Киото, цесаревич решил проехать в соседний городок Оцу в колясках рикш. Когда кортеж колясок проезжал по улице, из толпы вдруг выскочил человек в форме полицейского и ударил Николая саблей по голове. От смерти цесаревича спас принц Георгиос, который тростью сумел отбить очередной удар. Подбежавшие рикши скрутили покушавшегося. Им оказался самурай Тсуда Само — фанатик-националист. Император Александр III по телеграфу приказал прервать путешествие и плыть из Японии во Владивосток.

Цесаревич Николай в Нагасаки. 1891 г.

Эта тревожная весть быстро разнеслась по всей России. 3 мая 1891 года архиепископ Вениамин в домовой церкви Архиерейского дома отслужил благодарственный молебен «по случаю известия, полученного в Иркутске, об избавлении от опасности в Японии наследника Николая Александровича; в молебствии участвовало все градское духовенство. За молебном присутствовал начальник края и все высшие гражданские и военные чины» [1].

11 мая 1891 года Николай Александрович прибыл во Владивосток, где участвовал в торжественном заложении Великой Транссибирской магистрали: цесаревичу поручили высыпать первую тачку земли в полотно железнодорожной дороги и положить первый камень в фундамент будущего железнодорожного вокзала Владивостока. 21 мая Николай со свитой выехал на запад. Маршрут их путешествия лежал через Хабаровск, Читу, Иркутск, Красноярск, Томск, Тобольск, Омск, Оренбург и Уральск. От Владивостока до Уральска цесаревич проехал в экипажах и на пароходах 8 486 верст. Первого августа Николай со свитой погрузился в пассажирский вагон только что построенной Оренбургской железной дороги и через Самару и Москву утром 4 августа 1891 года прибыл в Санкт-Петербург.

Это путешествие с посещением стран, расположенных на землях древних цивилизаций, а также подробное знакомство с городами и поселениями Дальнего Востока и Сибири было описано князем Э.Э. Ухтомским, одним из постоянных спутников наследника Николая Александровича в поездке [2]. События двух дней пребывания цесаревича в нашем городе довольно пространно описано в Иркутских летописях [3]. Но наиболее интересно, на наш взгляд, всю хронику происходящих встреч и экскурсий будущего императора изложил в шести номерах «Иркутских епархиальных ведомостей» неизвестный автор, подписавшийся псевдонимом «Иркутянин» [4]. Его записи явно носят характер личных наблюдений, и некоторые очень важные подробности отношения цесаревича к духовным ценностям Иркутска мы встретили только в этой статье.

Еще за несколько месяцев до вступления Его Императорского Высочества в пределы Сибири иркутяне начали готовиться к встрече. В 1890 году Иркутская городская дума, узнав о предстоящем визите, приняла решение ознаменовать дни пребывания дорогого гостя в Иркутске чем-либо полезным и достойным воспоминания в будущем. Было решено построить понтонный мост через Ангару, шпренгельный мост через Иркут и новый тракт от нового моста до Вознесенского монастыря.

На берегу Ангары, недалеко от кафедрального Богоявленского собора была выстроена триумфальная арка из красного кирпича, шатровая крыша которой завершалась двуглавым орлом. От нее, с одной стороны, шел деревянный помост к собору, а с другой — длинная широкая лестница спускалась к пароходной пристани на берегу. Проект арки выполнил иркутский архитектор Владимир Александрович Рассушин, которому также было поручено разработать проект понтонного моста. До наших дней арка не сохранилась, ее разрушили в 1932 году.

По случаю приезда высокого гостя город был тщательно почищен, украшен, имел праздничный вид. В центральной части многие здания были декорированы флагами, вензелями и гирляндами из зелени. Рядом со зданием казенной палаты на Большой улице была выставлена карта Азии, сделанная местными умельцами.

Встреча цесаревича у Триумфиальной арки. Фото П.А. Милевского. 23 июня 1891 г.

И вот настал долгожданный день — 23 июня 1891 года. Ровно в половине второго часа дня раздался сначала на колокольне Крестовоздвиженской церкви, а затем и всех других церквей звон, возвестивший иркутянам о приближении августейшего гостя. Вся многотысячная масса народа, в которой были не только городские жители, но и множество приехавших из окрестных селений, с благоговейным трепетом осенили себя крестным знамением и в безмолвном ожидании обратили свой взор в ту сторону, откуда должен был показаться пароход. Из Богоявленского кафедрального собора начался крестный ход, в котором принимало участие не только городское духовенство, но и множество сельских священников, специально прибывших к этому времени в Иркутск. Во главе крестного хода шествовали архипастыри: архиепископ Иркутский и Нерчинский Вениамин (Благонравов) и епископ Киренский, викарий Иркутской епархии Агафангел (Преображенский). За ними — духовенство в золотых парчевых облачениях, а впереди хор архиерейских певчих в парадных костюмах. Войдя под триумфальную арку, архиепископ Вениамин приготовился к встрече, взяв в руки напрестольный крест.

Около двух часов показался пароход «Сперанский», который причалил к пристани недалеко от арки. Вышедший на площадку набережной Великий князь Николай Александрович был встречен гласными думы во главе с городским головой Владимиром Петровичем Сукачевым, поднесшим гостю, по русскому обычаю, от города Иркутска хлеб-соль на изящном блюде. Поднявшись по лестнице, устланной красным сукном, наследник, осенив себя крестным знамением, приложился к Животворящему кресту, причем был окроплен святою водою и изволил выслушать речь архиепископа Вениамина: «Беспримерное кругосветное шествие Твое, предпринятое с целью просветительского приготовления к великому служению, Тебе Богом предназначенному, простерлось и до наших крайних пределов обширнейшей в свете державы. …Августейший родитель Твой… возвестил нам, что и Сибирь близка его сердцу, обещал связать ее великим железным путем с общим вашим отечеством… Но не один железный путь должен связать Сибирь с общим отечеством; да соединятся с ним и сердца живущих в ней благодеянием общих со всею Россией законов и учреждений. Сибирь доселе управляется почти теми же законами, какими управлялась полвека назад. А инородцы Сибири находятся под игом законов, основанных на праве сильного, которые за триста лет были вынесены ими из Монголии. Да будет же пришествие Твое для нас началом новой эры: да устранятся все препятствия к христианскому просвещению и освящению страны Сибирской под общим для всех подданных законом, и соединятся все племена ее в один великий русский народ…» [5]

Затем Цесаревич вступил в Кафедральный собор, где было совершено положенное по чину краткое молебное пение с провозглашением многолетия всему Царствующему Дому. По окончании пения Его Императорское Высочество изволил коленопреклоненно молиться пред местночтимою чудотворною иконою Казанской Божией Матери и принять от архиепископа Вениамина поднесенную им икону, точную копию с чудотворной иконы, в драгоценной сребропозлащенной ризе.

Выйдя из собора, при колокольном звоне, Николай Александрович в открытой коляске проследовал в приготовленное для него помещение в генерал-губернаторском доме. После непродолжительного отдыха он принял депутатов: архиепископ Вениамин представил ему ректора Иркутской духовной семинарии Никодима (Преображенского), кафедрального протоиерея Афанасия Виноградова, благочинного градоиркутских церквей протоиерея Василия Карташева и членов Консистории, а начальник края познакомил его с представителями отдельных губернских учреждений, членов городской думы, представителей общества врачей. Представился также Его Императорскому Высочеству якутский губернатор В.З. Коленко, который поднес от имени духовенства Якутской епархии во главе с Якутским и Вилюйским епископом Мелетием (Якимовым) Евангелие в сребропозлащенной оправе и в футляре из мамонтовой кости местного производства.

По окончании приема депутаций Великий князь, после непродолжительного отдыха, посетил Девичий институт Восточной Сибири, воспитательный дом, классическую гимназию и промышленное училище. После этого он удостоил своим посещением архиепископа Вениамина, в покоях которого выпил чай, а затем владыка представил ему собравшихся в зале: настоятельницу Иркутского Знаменского женского монастыря, игуменью Анатолию, которая поднесла Наследнику собственной работы сестер обители святую икону Знаменской Божией Матери; начальницу женского училища духовного ведомства В.И. Грант с тремя воспитанницами, подарившими портфель, выполненный ученицами училища; почетного блюстителя по хозяйственной части того же училища Н.И. Голдобина; инспектора духовной семинарии И.Л. Брызгалова; церковного старосту Богоявленского кафедрального собора В.А. Литвинцева. Владыка сообщил Николаю Александровичу о том, что Литвинцев строит на свои средства, без посторонней помощи, величественный Князе-Владимирский храм. Архиерейский хор прекрасно исполнил несколько песнопений.

Затем Его Императорское Высочество осчастливил своим посещением женскую гимназию (куда собрались также ученицы прогимназии), Кладищевскую городскую школу, кадетский корпус и сиропитательный дом (где присутствовали воспитанницы Александринского и Мариинского детских приютов). Ученицы женских заведений поднесли Его Высочеству свои рукодельные работы.

Возвратившись в генерал-губернаторский дом, после часового отдыха, в 8 часов вечера Николай Александрович изволил принять от городского общества обед, состоявшийся во вновь выстроенном помещении Общественного собрания, обширный и светлый зал которого был красиво декорирован зеленью и тропическими растениями. Во время обеда провозглашались тосты, сопровождаемые громкими и долго не смолкавшими криками «ура» присутствующих. По окончании обеда Его Высочество проследовал в гостиную, где изволил кушать чай и беседовать с архиепископом Вениамином и городским головою В.П. Сукачевым. В конце одиннадцатого вечера он отбыл из Общественного собрания и удостоил своим посещением вечер в девичьем институте Восточной Сибири, во время которого на одном из островов реки Ангары был устроен фейерверк. Затем в третьем часу ночи отбыл в собственное помещение при громких и дружных криках «ура» со стороны народа, ожидавшего, несмотря на такой поздний час, проезда Августейшего гостя.

На следующий день, 24 июня, в 10 часов утра цесаревич Николай проследовал по Большой и Ланинской улицам, через Успенскую площадь, по Казачьей улице в лагеря, где состоялся смотр войск местного гарнизона. На обратном пути он посетил Иркутскую духовную семинарию. У парадного подъезда его встретил архиепископ Вениамин, представивший гостю ректора и преподавателей семинарии. При пении семинарского хора тропаря «Спаси, Господи, люди Твоя» он проследовал по устланной красным сукном лестнице в семинарскую церковь, в которой выслушал краткое молебное пение, а затем посетил семинарскую библиотеку, богатейшую в городе Иркутске по количеству и ценности книг. Здесь он обратил свое внимание на план Иркутска 1722 года, рукопись, писанную, по преданию, рукою святителя Иннокентия, житие патриарха Никона, написанное Шушергиным, с собственноручными заметками новгородского архиепископа Феофана Прокоповича, на собрание предметов ламского богослужения и книг монгольских и тибетских, служащих для изучения буддизма. Архиепископ Вениамин поднес Николаю Александровичу четыре тома трудов православных миссий Иркутской епархии в бархатном переплете, а также печатное произведение преподавателя семинарии, священника Иннокентия Подгорбунского.

После посещения духовной семинарии Николай Александрович проследовал в генерал-губернаторский дом для кратковременного отдыха, а в это время начались приготовления к торжественному открытию нового понтонного моста для проезда чрез реку Ангару. На колокольне Прокопьевской церкви начался перезвон, который подхватили все городские церкви. Он возвестил о начале величественного крестного хода с участием всего духовенства, следовавшего из этого храма к новому мосту.

Молебен в честь открытия понтонного моста.

Крестный ход совершался в таком порядке: впереди псаломщик нес фонарь с возженной свечой; за ним два диакона несли запрестольный крест и икону Божией Матери; далее два псаломщика несли хоругви, за ними шли архиерейские певчие с пением догматиков. Священники в блестящих золотых облачениях несли иконы святителя Николая и святителя Иннокентия, иркутского чудотворца, а диаконы и псаломщики — икону Иверской Божией Матери на особо устроенных носилках. Во главе крестного ода, окруженный двумя иподиаконами с дикирием и трикирием и двумя протодиаконами с кадилами, шествовал архиепископ Вениамин. По прибытии крестного хода к особо устроенному около моста и покрытому красным сукном возвышению, святые иконы были поставлены близ моста; духовенство разместилось в два ряда направо и налево от святых икон до помоста, на котором стал владыка пред столиком с водосвятною чашею; присутствующие представители общества стали вокруг помоста в назначенных для них местах. Вскоре к месту церемонии прибыл Николай Александрович, и началось молебное пение с освящением воды и провозглашением многолетия всему Царствующему Дому. По окончании молебствия Наследник выслушал почетный рапорт архитектора В.А. Рассушина о постройке моста и прекрасно составленную, а также мастерски произнесенную городским головою В.П. Сукачевым речь о пользе такого сооружения, как постоянный мост через быструю и бурную Ангару. Затем приняв от архитектора Рассушина ножницы, Цесаревич при колокольном звоне и восторженных криках «ура» громадной толпы народа разрезал ленту, смыкавшую арку перед входом на мост, и в предшествии крестного хода проследовал по мосту на противоположный берег, где оркестр военной музыки исполнял русский народный гимн. На мосту около барьеров были расставлены воспитанники и воспитанницы городских мужских и женских училищ со своими учителями и учительницами.

Перейдя мост, Цесаревич сел в экипаж и проследовал через вновь устроенный на Иркуте постоянный мост по вновь проложенной дороге в Вознесенский монастырь, сопровождаемый свитою и архиепископом Вениамином. У ворот монастыря Наследника встретил настоятель — епископ Агафангел с братией. При колокольном звоне и пении монастырского хора Великий князь проследовал в Вознесенский собор, выслушал молебное пение святителю Иннокентию. Затем, коленопреклоненно помолившись перед ракою, приложился к святым мощам и милостиво принял подарок от настоятеля Агафангела — икону святителя Иннокентия в изящной сребропозлащенной ризе. Наследник, в свою очередь, подарил монастырю серебряную вызолоченную лампадку, которая впоследствии находилась в балдахине над ракою Святителя.

При выходе из соборного храма архиепископ Вениамин представил Наследнику депутатов от бурят, состоящих в ведении Боханской инородной управы Балаганского округа во главе с миссионером Боханского стана, священником Николаем Поповым и инородческим главой С.А. Пирожковым. Депутация эта, специально приехавшая в Иркутск, объявила Цесаревичу о желании 250 бурят принять святое крещение и, в знак увековечения в потомстве знаменательного посещения Сибири Наследником, попросила разрешить всем лицам мужского пола дать новое христианское имя «Николай». Николай Александрович с радостью объявил свое соизволение на эту просьбу. Крещение состоялось в Боханском миссионерском стане 19 июля 1891 года. Таинство Крещения приняло 280 человек [6].

Затем Его Высочество посетил келью настоятеля, где принял предложенный от обители завтрак. Величественный монастырский храм, а равно и весь путь следования Его Высочества от монастырских ворот до собора и от собора до настоятельской кельи был устлан красным сукном, а парадный вход в келью задрапирован красным сукном и разукрашен зеленью. Пробывши в монастыре более двух часов, Цесаревич, около 5 часов пополудни, тем же путем изволил отбыть обратно в город.

Вознесенский мужской монастырь.

Далее он посетил Иркутскую золотосплавочную лабораторию, где наблюдал процесс сплавки золота, а представители местных золотопромышленников преподнесли ему хлеб-соль на золотом блюде.

В шестом часу вечера Цесаревич прибыл в музей Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества,обошел все залы музея, осмотрев выставленные коллекции. Затем председатель отдела ВСОИРГО В.П. Сукачев сделал краткий обзор деятельности отдела за время его существования и преподнес Цесаревичу альбом сибирских видов и типов народов Восточной Сибири. Обложки альбома были изготовлены из полированного лигнита; на верхней крышке расположены: вензель Его Высочества, гербы губерний и областей, входящих в район деятельности ВСОИРГО, и серебряная карта Восточной Сибири и Амура, на которой золотой чертой обозначен путь Его Высочества от Владивостока до Томска.

В восемь часов вечера в доме генерал-губернатора состоялся обед Его Высочества, на котором присутствовали лица свиты, генерал-губернатор Восточно-Сибирского края А.Д. Горемыкин, представители различных учреждений города, некоторые из именитых граждан, а также архиепископ Вениамин, епископ Агафангел и заслуженные священнослужители. После обеда Его Высочество подарил архиепископу Вениамину полное архиерейское облачение из золотого глазета, а епископу Агафангелу пожаловал драгоценную панагию.

В одиннадцать часов Наследник посетил вечер, данный в его честь городским обществом в помещении Общественного собрания, где беседовал с некоторыми представленными ему городскими дамами и принял участие в ужине. В третьем часу ночи он отбыл из Общественного собрания и прибыл на пароход «Сперанский», стоявший на пристани у Богоявленского собора. Несмотря на позднее время, улицы города были заполнены массой народа, желавшего еще раз, на прощание, лицезреть Августейшего гостя.

В начале пятого часа утра при торжественном колокольном звоне во всех городских церквах пароход отплыл из Иркутска. В это время в Богоявленском кафедральном соборе архиепископ Вениамин, в сослужении ректора семинарии, кафедрального протоиерея и всего городского духовенства, совершал молебен о благополучном дальнейшем путешествии Его Императорского Высочества с провозглашением многолетия.

Автограф Цесаревича Николая Александровича в память о посещении музея ВСОИРГО 24 июня 1891 г. (из собрания ИОКМ)

Примечания
1. Епархиальная хроника // Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1891. No 19. С. 9.
2. Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890–1891/ автор-издатель Э.Э. Ухтомский; иллюстрировал Н.Н. Карамзин. СПб. Т. I, 1893; Т. II,1895; Т. III, 1897.
3. Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1881–1901 гг. Иркутск. 1993. С. 239–243; Иркутская летопись 1661–1940 гг./ сост. Ю.П. Колмаков. Иркутск, 2003. С. 99–102.
4. Иркутянин. Посещение города Иркутска Его Императорским Высочеством, Благоверным Государем, Наследником, Цесаревичем, Великим Князем Николаем Александровичем // Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1891. No 26. С. 4–6; No 28. С. 1–4; No 29. С. 1–6; No 30. С. 1–6; No 31. С. 1–5; No 32. С. 1–3.
5. Речь Его Императорскому Величеству Государю Наследнику Цесаревичу и Великому Князю Николаю Александровичу по вступлении Его в Иркутский Кафедральный собор // Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1891. No 26. С. 1–4.
6. Очевидец. Крещение бурят в Боханском миссионерском стане Балаганского округа Иркутской губернии // Иркутские епархиальные ведомости. Прибавления. 1891. No 31. С. 5–10.

«Иркутский Кремль» № 1(11) 2014

Подписывайся на наши новости:

Смотрите также

Ночная литургия

Ур-ра! Мы снова учимся!