Евгений Старцев: Я лучше начал понимать Россию, побывав на Аляске. Отец Евгений дал интервью газете “Областная”

Настоятель Михайло-Архангельского Харлампиевского храма в Иркутске вместе со своими единомышленниками уже пять раз побывал на Аляске. Один раз он даже добрался до Алеутских островов на яхте маршрутом русских путешественников. Результатом этих поездок стали фильм «Русский апостол Америки» и еще несколько документальных проектов о наших славных соотечественниках. О том, что увидел во время этих путешествий протоиерей Евгений Старцев, он рассказал корреспонденту газеты «Областная».

– Отец, Евгений, правда, что вы впервые отправились на Аляску на парусной яхте?

– Да, бывают такие периоды в жизни, когда тебя влечет что-то неизведанное. Интерес к Аляске возник у нас хотя бы потому, что храм наш построен на пожертвование промышленников, которые осваивали этот край. Было желание пройти тем же путем, что и они, посмотреть на эти места их глазами. И нам это удалось – мы прошли на яхте от Петропавловска-Камчатского до Алеутских островов.

– Но это же очень рискованно?

– Действительно, но поскольку я человек сухопутный, мне показалось это делом вполне естественным, тем более что нашли люди там уже бывали. Господь все так чудно устроил, что все обстоятельства помогли нам осуществить этот замысел. В 2010 году нашлись яхта и капитан. В 2011 году мы обошли Командорские острова, а в 2012 отправились в Америку. Просто нам хотелось увидеть эти места не с высоты птичьего полета, не с борта какого-нибудь лайнера, а именно побывать там в качестве мореходов. Но нужно учитывать, что им было гораздо тяжелее – у них не было навигации, не было карт, лоций, мореходов, которые могли знать эти широты.

– То есть можно сказать, по сравнению с их путем, это была увеселительная прогулка?

– Конечно, нет, ведь даже имея все это, нам было нелегко! И я подумал: какой же силы, мужества и веры были эти люди! Какая у них была пассионарность, что она увела их так далеко от дома. Ведь дело было не только в желании разбогатеть, потому что деньги можно было заработать и на родине. Но там за короткий срок оказалось большое количество русских людей.

– Вас кто-то ждал на том берегу?

– На самом деле, мы шли туда, не имея никаких знакомств. Сначала пришли на Уналашку, потом на Кадьяк и на Ситку. Многие эти места носят фамилии русских мореходов, путешественников, промышленников. Есть такой пролив Шелихова, как раз на подходе к Кадьяку. Он запрещен к проходу маломерным судам. Там очень глубоко, а проход узкий и часто меняется ветер. Словом, шансов уцелеть в случае шторма не много. Но зато это очень короткий путь, который на два-три дня сокращает переход. И мы, естественно, пошли через пролив. Там очень красивые величественные вулканы, покрытые лесом горы. Навстречу нам попалась стая касаток, но у них были свои дела, у нас – свои, и мы мирно миновали друг друга. И я подумал: а как люди ходили тут без мотора на простых деревянных судах? И тогда понял, что Алясочка далась нам огромными усилиями. И нет ничего удивительного, что эти люди от щедрот своих могли строить за короткий срок такие храмы, как наш. Может, это был их способ поблагодарить Бога за то, что они выжили, ведь возвращался примерно один из трех. Умирали от болезней, погибали в боях с местными индейцами, терпели бедствие в этих опасных водах.

– Где вы побывали на островах?

– Мы высадились на Уналашке, потом на Кадьяке, где раньше располагалась штаб-квартира Русско-американской компании. Дошли до Ситки, где трудился наш великий земляк и миссионер святитель Иннокентий, будущий митрополит Московский и Коломенский, и где есть дом, который он построил, а также храм Архангела Михаила. Мы все это увидели и поняли, что нужно делать документальное кино о святителе Иннокентии, ведь это очень серьезное средство коммуникации, которое может быть интересно многим людям. На самом деле мы начали снимать кино в 2008 году, но приостановили и возобновили съемки лишь в 2011 году. Ведь Господь дал нам встречи с людьми, с которыми мы до сих пор поддерживаем отношения.

Нужно понимать, что сама по себе русская Америка – чрезвычайно сложное явление как в графическом, историческом, религиозном, так и в политическом плане. Потому что она включила в себя множество противоречий, которые требуют очень внимательного и аккуратного отношения. Но важно знать, что она все равно остается русской, поскольку сама себя таковой считает. Ведь фундаментальные духовные смыслы, которые были посеяны нашими миссионерами в среде коренных жителей, остаются с ними по сей день. Самое главное, что они сохранили православную веру, которая лежит в основе их жизни. Все то, что питает нас как страну, есть и там, и по сути – это мы.

– То есть у вас не было ощущения, что это люди с другим менталитетом?

– Нет, конечно, у них своя жизнь, свой менталитет, но в понятийном аппарате они живут близкими нам духовными ценностями. С другой стороны, конечно, их мнет и корежит западная цивилизация. Но она и нас едва оставляет живыми.

В итоге совместно с ГТРК «Иркутск» мы выпустили фильм «Русский апостол Америки» при поддержке Губернского собрания общественности Иркутской области. Над созданием фильма работали режиссер Мария Филатова, операторы Роман Васехин и Роман Рютин. Мы перевели его на английский язык и сделали презентацию на Аляске. Фильм произвел на жителей огромное впечатление. В этом году сделали еще одну презентацию в американской общине. Кстати, в этом фильме есть два важных открытия.

– Какие же открытия вы сделали во время съемок фильма?

– Рассматривая будущее русской Америки, святитель Иннокентий предполагал, что она будет осваиваться новыми людьми, которые должны быть приспособлены и к местным условиям, и к русской цивилизации – креолами или метисами, как мы сейчас говорим. Второе открытие заключается в том, что православная церковь позволила государство в то время удержать эти территории, поскольку там было серьезное противостояние между местными жителями и колонизаторами. И оно не сошло бы на нет без активной роли нашей церкви. Кстати, местные жители не могут нам простить продажи Америки, потому что мы фактически отдали территорию вместе с людьми.

– Будет ли продолжение фильма?

– Конечно, мы ездили на Аляску пять раз и поняли, что эти связи нужно укреплять, поскольку православная часть местного населения очень в этом нуждается. Сейчас делаем два фильма о Григории Шелихове и о преподобном Германе Аляскинском, которые также переведем на английский язык и предполагаем сделать их презентацию на Аляске. Мы начинали с мотива – понять самим, что происходило в этот период? Сейчас хотим, чтобы поняли и другие, каковы судьбы коренных жителей, которые по большей части носят русские имена и фамилии? Спиридон, Тимофей, Иосиф, Ной. Ведь, по сути, они живы православием, которое духовно сберегает их до сих пор. Мы хотим провести в Иркутске научную конференцию и пригласить к нам алеутов. Этим взаимодействием и общением мы сбережем для многих людей образ России, в том смысле, в каком он им необходим. Ведь если для них перестанет существовать Святая Русь, то и они перестанут существовать в духовном плане. Что касается лично меня, то мне кажется, что я начал лучше понимать Россию, глядя на нее из Аляски.

Евгений Старцев: Я лучше начал понимать Россию, побывав на Аляске


[vc_gallery type=”image_grid” images=”11164,11165,11166,11167,11168,11169″ img_size=”full”]
Меню