“Праведный Иаков с Алеутских островов” – глава 2

Протоиерей Евгений Старцев

Мария Филатова

Праведный

Иаков

с Алеутских

островов

(Продолжение)

 

 

 

Глава 2. Учёба в Иркутске

Егор Васильевич Нецветов, чтобы дать детям возможность продолжить образование, решается перевезти семью в самый большой город на востоке Российской Империи – Иркутск. Панорама города.
Вид на район от Чудотворской до Троицкой церквей / фот. А. К. Гофман. – Иркутск, 1866.

 

Церкви в Иркутске украшены иконами в серебряных, позлащеных ризах и содержатся в чистоте и благолепии; многие расписаны; во всех церквях большие колокола; нет ни одной, где бы не было колокола в 200 пудов, а в некоторых есть пудов в 400 и более… Жители строго соблюдают все церковные обряды, но без малейшего суеверия (из «Записок и замечаний о Сибири. С приложением старинных русских песен» Екатерины Алексееевны Авдеевой).

Икона Знамения Божией Матери. Знаменский монастырь города Иркутска.

 

 

 

Он специально занимался оформлением бумаг, подтверждающих законнорожденность Иакова – одно из условий зачисления в семинарию. Соответствующий документ был заверен лично главным правителем Российско-Американской компании М.И. Муравьевым.

Таким образом девятнадцатилетний Иаков готов был к поступлению в Иркутскую духовную семинарию.

Михаил (Бурдуков) – архиепископ Иркутский и Нерчинский с 18 сентября 1814 по 5 июня 1830. Похоронен в Казанском приделе Богоявленского собора в Иркутске.

 

Иркутский протоиерей Прокопий Громов писал по этому поводу: «Пришли они, отец с сыном, к тогдашнему епископу Иркутскому Михаилу для принятия благословления и обратили на себя его внимание тем, что преосвященный нашел в них отличных чтецов, певцов и знатоков церковного устава и предложил отцу посвятить сына на служение церкви. Когда же оба Нецветовы приняли это предложение с благодарностью и обрадованием, то преосвященный предоставил отцу причетническое место при Иркутской Благовещенской церкви, а сыну велел слушать в семинарии уроки по Богословию и по Церковной истории, которой преподавание лежало тогда на моем недостоинстве».

 

Иркутская духовная семинария. В 1814—1818 годах в результате реформы духовных школ в Российской империи семинарии по своему статусу становятся равны гимназиям. Курс обучения составлял шесть лет. В семинарии принимались молодые люди православного исповедания из всех сословий в возрасте от 14 до 18 лет. Преобладающее значение в учебном курсе семинарий занимали богословские науки, но в значительном объёме преподавались и науки общеобразовательные, входившие в курс классических гимназий.

 

Епископа Иркутского и Нерчинского Михаила (Бурдукова) отличало ревностное отношение к семинарии и успехам ее воспитанников (на иркутскую кафедру он был назначен с должности ректора Тверской семинарии).  Нередко он лично проверял письменные упражнения семинаристов, находил для каждого тему учебной проповеди, указывал источники, подчеркивая, что проповедь – главное дело в их предстоящем служении.  К примеру, студент богословия Иоанн Вениаминов в 1817 году получил от преосвященного задание составить текст проповеди о том, что надо быть милостивым к невинно бедствующему и не умышленно согрешающему.

Преосвященный был внимателен и к успехам семинариста с Алеутских островов. Прокопий Громов, служивший преподавателем в семинарии, пишет в своих воспоминаниях: «Судя по холодной, мрачной, американского типа наружности нового моего слушателя-креола (рожденного от русского и туземки) Иакова Нецветова, долго не решался я требовать от него отчета в уроках, опасаясь пристыдить его в случае его безответности.

Наконец, однажды спросил его и горько раскаялся в моей ошибке. Креол не только в данном уроке, но и во всем прежде пройденном дал ответы с такой отчетливостью, что она могла бы быть образцом для коренных учеников. Об этом феномене доведено было до сведения преосвященного Михаила».

Церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы в Иркутске. Церковь разобрали в 1931, а на ее месте построили крупный каменный жилой дом управления ВСЖД. Современный адрес – ул. К. Маркса, 30.

…Возможно, вы, уважаемые читатели, обратили внимание на то, что правящий архиерей определил причетническое место Егору Нецветову в Благовещенской церкви. Было это, напомним, в 1823-24 годах. В 1823 году одним из священников там служил Иоанн Вениаминов, будущий апостол Америки и Сибири. И в это же время в жизни Иркутской епархии происходит один значимый эпизод: преосвященный Михаил получил указ Священного Синода послать в колонии Российско-Американской компании, на остров Уналашку, священника. Но охотников не находилось. Тогда епископ наметил четырех дьяконов и предложил им жребий.

Вот как пишет об этом все тот же Прокопий Громов: «В присутствии консистории, с торжественною обстановкой, стали читать первую главу из Деяний Апостольских, и после слов: «И даша жребий има, и паде жребий на Матфея, и причтен бысть к единонадесяти апостолам» (Гл.1.26), жребий был брошен и затем, пред крестом и Евангелием был вынут. Оказалось, что случай пал на соборного дьякона Малинина. «Лучше пойду в солдаты, чем поеду в Америку!» – сказал он владыке».  Семинарист Нецветов наверняка знал об этом случае. И трудно представить, с какой болью он отреагировал на то, что не оказалось ни одного желающего иерея отправиться на его родину, на трудное служение просвещению христианством полудиких народов.

Вдруг неожиданно предстает перед епископом благовещенский священник отец Иоанн Вениаминов и объявляет желание отправиться на Уналашку.  Но в Иркутске этот молодой священник – на лучшем счету! Самим нужен! Владыка Михаил крайне был изумлен его желанием и спросил о побуждениях. Иоанн отвечал, как пишет протоиерей Громов, что «встретился с одним выходцем из Америки и от него наслушался о глубокой преданности алеутов православной вере и церкви, о их простосердечии, беззлобии, прямодушии – и возгорелось у него желание послужить среди таких чад Царствия Божия; а с тем вместе и посмотреть новую часть света».

Сопоставив события и время, в которое они происходили, мы задумались: а что, если человеком, так хорошо представившим алеутов Иоанну Вениаминову был Егор Нецветов? Ведь и правда, служили в алтаре одной церкви, наверняка могли разговориться… Правда, скоро нашли воспоминания самого Вениаминова. Об усердии алеутов к молитве ему рассказывал некто Иван Крюков, живший на Аляске около сорока лет. Но, будучи уже в почтенном возрасте, Вениаминов вообще отверг какое-то человеческое влияние на его решение. Он писал: «…Никому иному, а мне Господь судил отправиться тогда в Америку…»

П. Н. Михайлов. Селение Иллюлюк (Капитанская Гавань) на острове Уналашка, 1827 год.

Приход отца Иоанна Вениаминова состоял из двух тысяч алеутов и располагался на шестидесяти островках Тихого океана, самым большим из которых был Уналашка. Из культовых сооружений –лишь полусгнившая на сыром ветру часовня. Начиная миссионерскую деятельность со строительства храма, священник, сам имея навыки плотника, столяра и каменщика, привлек к строительству и обучил ремеслам немало местных жителей. «Невозможно лучше желать для сего края человека такой нравственности, таких познаний, благородного характера, с такой прилежностью к своей должности, каков отец Иоанн», — хвалил главный правитель Русской Америки Муравьев молодого священника. Да и сам он радовался жизни на островах: «Я настоящею участию моею доволен, — писал Иоанн Вениаминов, — поелику, будучи здоров, могу быть весел, спокоен, безбеден и счастлив».

«Как мы видим, что отцу Вениаминову, по неисповедимым судьбам Промысла Божия, как бы суждено было быть на далеком и суровом востоке нашем, в стране дебрей и тундр, новым светилом церкви Христовой, – просвещать , буквально, детей природы, незнакомых даже с зачатками гражданственности, стоящих на первых ступенях дикости; и таких-то молодому миссионеру надлежало руководить к христиански-нравственному преуспеянию, да и вообще к просвещению человеческому!» (из книги И.П.Барсукова «Иннокентий, Митрополит Московский и Коломенский по его сочинениям, письмам и рассказам современников»).

Позднее в страну «дебрей и тундр» вернется и её родной сын – Иаков Нецветов.

Собор Богоявления (Иркутск). В XVIII—XIX веках — кафедральный собор Иркутской епархии. C 2013 года – главный кафедральный собор Иркутской епархии.

Но пока он остается в Иркутске. После года учебы в семинарии епископ Михаил назначил Иакова иподиаконом и определил к службе в собор Богоявления, то есть Нецветов служил главным образом при архиерее и был всегда в поле его зрения. Юноша-креол в дьяконском облачении во время священнодействий владыки Михаила нёс перед ним в указанных случаях трикирий, дикирий и рипиды, подстилал орлец, омывал ему руки, поднося чиновник архиерейского богослужения, облачал. Несомненно, что он многому научился у преосвященного Михаила (Бурдукова). Иркутский архиерей отличался ревностью к просвещению язычников светом евангельским и присоединению раскольников к Православию. В Забайкалье и на Алеутских островах грамотно организовал миссионерское дело.

Собор Богоявления. Фрагмент иконостаса

Церковь Пресвятой Троицы, г. Иркутск

31 октября 1826 года выпускник семинарии Иаков Нецветов был рукоположен архиепископом Иркутским Михаилом в диаконы Троицкой церкви Иркутска. В это же время Иаков женился на иркутянке из русских – Анне Семёновне. В 24 года – 4 марта 1828 – Иаков Нецветов принял священническую хиротонию: «…Утвердили ему власть, тайнами святыми совершати человека в жизнь христианскую, духовную крещати, миропомазати, исповедати, литурговати, венчати по воли и согласии мужа и жены, и елеопомазание над болящими совершати, над здравыми же никако же дерзати и творити, вся церковные последования и чины действовати яко служителю Христову и строительству тайн Божиих» (из документа на рукоположение священника).

(Продолжение следует).

 

 

Меню