Домой / Главная / Хотят засудить Колчака

Хотят засудить Колчака

В Иркутске некая группа граждан пытается через суд добиться сноса памятника адмиралу Колчаку и удаления его имени с фасада бывшего Императорского географического общества (ныне Областного краеведческого музея). Ситуацию комментирует писатель, кинодраматург Александр Голованов.

Кому мешает памятник Колчаку,

или почему столетняя гражданская война никак не кончается

 

Интрига вокруг реабилитации адмирала закрутилась в 1998 году, когда Генпрокуратура РФ не пожелала ею заниматься. То есть, получив ходатайство об оправдании бывшего Верховного правителя России, главный надзорный орган почему-то спустил его прокурору Забайкальского военного округа. Почему? 

А потому, что дело двусмысленное. Ведь убили Колчака без суда и следствия. Правда, спустя несколько месяцев, задним числом большевики инициировали в Омске «суд над колчаковщиной», но ни свидетельской базы, ни документов для обвинения так и не смогли собрать, поскольку таковых не нашлось. Гособвинителю Гойхбаргу на процессе пришлось оперировать исключительно «художественными» деталями типа «стоны страдальцев в тюрьмах» или «порол целыми уездами».

Наряду с Гойхбаргом отметились и другие энтузиасты, которые «шили» адмиралу то измену советской России (хотя адмирал в ней не родился, ей не присягал, следовательно, и не мог изменить), то империалистические умыслы, выразившиеся в планировании десанта на Босфор в 1916 году. Дай таким ребятам волю, они бы и генералиссимуса Суворова с адмиралом Ушаковым засудили за империализм.

Короче, пропагандистской бредятины было в избытке, фактов не было вовсе.

Из-за несостоятельности обвинения советские газеты постеснялись публиковать отчеты с этого судебного фарса. Даже ссылок на показания свидетелей не печатали. Характерно, что спустя время главный обвинитель вообще спятил и доживал свои дни в тюремной психушке НКВД. А само обвинение с 1920 года так и зависло без доказательств.

Никакому солидному правоведу сегодня не светит ворошить эти юридически ущербные материалы. Грязная работа чести не добавит. По-хорошему, надо констатировать отсутствие события преступления. Но такой вердикт не нужен власти. С другой стороны, подтвердить недоказанное обвинение, значит запятнать профессиональную репутацию.

Вот и сбросили дело в читинское захолустье, сделав крайними тамошних прокуроров. А тем податься некуда. Пришлось им включить дурака и тупо отписаться о «преступлениях против мира и человечности».

Потом настал черед военного суда ЗабВО, и 26 января 1999 года он выдал решение, согласно которому Колчак не подлежит реабилитации, т.к. «с точки зрения военных юристов, несмотря на свои широкие полномочия, Колчак не остановил террора, проводимого в отношении гражданского населения его контрразведкой».

Нормальная судебная практика требует обосновывать такого рода заключения. Сколько все-таки гражданских лиц контрразведка подвела под приговоры военно-полевых судов, хотя граждане при этом не портили железнодорожные пути, не нарушали линии связи и никаким иным образом не вредили власти?

Притом упомянутые в вердикте должностные преступления контрразведчиков против гражданского населения (если они имели место) должны были носить не эпизодический, а системный массовый характер. Только при таком условии возникает основание обвинять кроме служащих контрразведки еще и главу государства.

Увы, никакой конкретикой ни прокуратура, ни окружной суд свои глубокомысленные выводы не подтвердили. А председательствующий к тому же не счел нужным заслушать в заседании представителя защиты, что Конституционный суд РФ в 1999 году признал нарушение процедуры. Итак, обвинения, которые мы читали, голословны, процессуальное нарушение очевидно. Но злополучный адмирал так и числится врагом народа и государственным преступником с тех пор, как его назначил на эту роль товарищ Ленин.

Проблема бессудно расстрелянного адмирала (как и нашей несчастной Родины) заключается в том, что открыто и гласно судить его прежде боялась коммунистическая власть, а теперь боится власть либеральная. Потому что, если тень Колчака заговорит, то перед судом истории предстанет лежащий в мавзолее.

Объективное расследование «дела Колчака» похоронит всю мифическую лениниану. И в результате всплывет, наконец, правда о том, что Ленин не основатель, а ликвидатор Советского государства. Этого страшились коммунисты и страшатся их преемники либералы.

Ведь Ленина и его гвардию вскормили и подготовили к рывку во власть именно они – российские либералы. Промышленники вроде Саввы Морозова оплачивали их комфортное проживание в европах, а роскошные думские говоруны вроде Милюкова в 1905 году (во время Русско-японской войны) просили у Японии денег на революцию в России, позднее, когда шла Первая мировая, клеветали на царскую семью и объявляли, например, императрицу немецкой шпионкой, то есть всеми доступными им способами сеяли ненависть.

Большевиков объединяет с либералами непомерная гордыня в виде презрения к роду человеческому и аномальная ненависть к «этой стране». По врожденной склонности к самоуничтожению либералы своими глупыми черепами вымостили Ленину дорогу к власти в России. И Ленин стал ее разрушителем и палачом. А Колчак лишь безуспешно пытался ему помешать.

Профнепригодность Колчака как политика очевидна, поскольку он не умел лгать. В отличие от Ленина Верховный не соблазнял народ заведомо фальшивыми декретами «земля – крестьянам», «фабрики рабочим». Свою задачу адмирал понимал как чисто военную: отбить власть у красных узурпаторов и передать ее всенародно избранному Учредительному собранию, чтобы оно и решило, кого и как наделить землей. До окончательного торжества народовластия в России Колчак лишь законодательно закрепил за крестьянами право на ту землю, которую они по факту обрабатывали.

То есть Колчак, судя по его действиям, на некоторое время поверил в возможность демократии в России. Однако, «розовая сволочь» в лице кадетов и эсеров в составе Омского правительства избавила адмирала от этой иллюзии. Впрочем, он уже ничего не мог изменить, а мог только донести свой крест до конца.

Известно несколько причин для поражения белых в гражданской войне: разобщенность, отсутствие единой стратегии, привлекательной идеологии и т.д. Но для нас сейчас актуально то, что большевики оказались готовы на любой беспредел, а Колчак – нет.

Обреченные на разгром, или почему адмирал повторил судьбу последнего царя

Заметьте, что не Колчак и не Деникин (второе лицо в военной иерархии белых) додумались травить боевыми газами крестьян, которые воспротивились наглому большевистскому грабежу – продразверстке.

Удушение хлором (снарядами и баллонами) укрывшихся в лесах от красных карателей крестьян-повстанцев вместе с их семьями благословил товарищ Ленин.

Это Ленин, а не Колчак, после засухи 1921 года продолжал продуктовые реквизиции, не отменил государственную монополию на торговлю хлебом и эшелонами продавал этот хлеб за границу. А так называемых мешочников, которые котомками везли на продажу в города деревенские караваи, большевики расстреливали на месте. Таким образом, люди были доведены до крайности и даже до случаев каннибализма. Мать, вернувшись из отлучки домой, могла обнаружить, что старшие дети убили и съели младшего ребенка. В общей сложности Ленин уморил голодной смертью от пяти до шести миллионов соотечественников. На территориях, подконтрольных Колчаку и Деникину, люди от голода не гибли.

Семья голодающих в одной из волжских деревень. 1921-1922 г.

Не Колчак, а Ленин замыслил и осуществил геноцид «классово чуждой» части русского народа: дворянства, буржуазии, служилой интеллигенции, казачества, крестьянства и русского священства. Велел расстреливать и вешать (цитата) «без идиотской волокиты», то есть без суда и следствия. Заметьте, Ленин приказывал убивать людей не за вооруженное сопротивление, а за классовое несоответствие. А заодно с классово чуждыми уничтожать и «сомневающихся» (так в тексте у Ленина).

Умственный эксперимент. Представьте, что в руки Колчаку попала семья Ленина. Допускаете, что Верховный приказал бы ее уничтожить? Нет. И я не допускаю. А Ленин моральных ограничителей не имел. Потому и убивал всех подряд. От детей царя до упомянутых выше «сомневающихся». Колчак тоже вошел в число обязательных жертв Ленина. И повторил судьбу Николая Второго: был предан и тайно убит.

Если кто-то счел преувеличением мое утверждение об идейной связи большевиков и либералов, послушайте самых крикливых нынешних либероидов вроде Ксюши Собчак. Озвучивая сокровенное, они желают избавиться от «генетического мусора» и сократить «избыточное» население России.

Не узнали? Это та же песня про уничтожение классово чуждых и та же претензия решать судьбы мира: кому жить на свете, а кому нет.

Ксюша Собчак – знаменосец столетней гражданской войны. Либералы отыграли очко у Советского Союза. Счет стал 1:1. Сокрушительная ничья.

Особи типа Ксюши Собчак – специфичная форма жизни, которую народ характеризует грубо, но точно: перестала орать, значит, сдохла. К тому же, Ксюша, тусуясь то в «Доме 2», то на президентских выборах, выполняет роль наглядного пособия, демонстрирует нам торжество демократии.

Почему Антанта поставила на Ленина и предала Колчака

Нынешние антиколчаковцы по инерции клеймят адмирала марионеткой Антанты, не задумываясь над тем, с чего бы вдруг Антанта сдала своего ставленника на растерзание большевикам. Тут, господа, явный логический провал.

Совместную выдумку большевиков и западных «союзников» Колчака о том, что иркутские подпольщики якобы угрожали генералу Жанену взорвать Кругобайкальские тоннели и тем самым блокировать движение эшелонов на восток, невозможно принять всерьез. Иркутский участок Транссиба от Нижнеудинска до Слюдянки полностью контролировали подчиненные Жанену войска чешского корпуса. Полосу магистрали шириной три километра они объявили демилитаризованной зоной и огнем бронепоездов отгоняли от дороги всех, кто казался им подозрительными. От Слюдянки до Читы и далее до Владивостока Транссиб охраняли войска атамана Семенова и японцы.

Японцы во Владивостоке, 1918 год.

Да и силы местного большевистского подполья были слишком ничтожны, чтобы шантажировать целую армию «союзников». Уточним: на тот момент власть в Иркутске принадлежала эсеровскому Политцентру. Голос и политический вес большевики обретут лишь месяц спустя, когда к Иркутску приблизятся части регулярной Красной армии.

А 24 декабря 1919 года, когда чехи блокировали в Нижнеудинске (по сути, арестовали) поезд Верховного правителя, передовые части РККА еще находились в полутора тысячах верст от Иркутска. Мало того, Ленин строго одернул командование 5-й Красной армии за порыв «прищемить хвост» уходящим на Дальний Восток войскам Антанты: «помните, что будет преступлением чрезмерно зарываться на Восток».

В этой телеграмме сквозит уверенность Ленина в том, что Антанта сама уйдет из России, не причиняя вреда большевикам. Безусловно, он знает больше, чем пишет младшим соратникам. Им он просто приказывает не мешать движению интервентов, дабы не нарваться на сокрушительные контрудары столь сильного противника, как Япония. К тому же арьергард чешского корпуса стал взрывать за собой железнодорожные мосты и водокачки, давая таким образом знать большевикам, чтобы не наступали на пятки. А красные партизаны еще в июле 1919 года прекратили диверсии на Транссибе. Таким образом, никаких внешних препятствий для проезда Колчака во Владивосток не было. Антанта, как видим, планово эвакуировалась из России, сдавая ее большевикам.

Однако, легенда про то, как горстка местных большевиков вынудила Жанена отдать им Колчака, устраивала обе стороны. Жанена она оправдывала в глазах мирового общественного мнения: мол, не предал я Верховного Правителя, а отступил перед угрозой прервать эвакуацию подчиненных мне войск из России. Большевики же в таком свете выглядели круче Антанты.

Но почему все же Антанта сдала адмирала на верную смерть? Да потому что Колчак раскрыл двойную игру «союзников» и прямо отказал «другу» Жанену в доверии. Кризис их отношений настал, когда Жанен подкатился к Верховному с предложением переправить золотой запас государственного банка белой России на сохранение в Европу. Как записал присутствующий при разговоре управляющий делами Гинс, адмирал отрезал: пусть лучше большевикам достанется.

И Жанен понял, что прозревшего адмирала выпускать из России живым нельзя. Хоть в Европе, хоть в Америке он будет крайне нежелательным свидетелем того, как Запад предал белое движение и с потрохами сдал большевикам будущую русскую демократию (все поступки и документы Колчака свидетельствуют о том, что свою задачу он рассматривал только как чисто военную: свергнуть красных узурпаторов и обеспечить условия для всенародных выборов Учредительного Собрания). При этом высокогуманных европейцев устраивало то обстоятельство, что роль палачей Верховного Правителя инициативно приняли на себя большевики.

Но что именно понял адмирал Колчак про своих западных «союзников»? Самый горький его вывод:

Антанта имитировала поддержку белого движения, но с большевиками не воевала

Объективная картина иностранной интервенции в России выглядела так. Общая численность интервентов во время гражданской войны приближалась к двумстам тысячам (для сравнения, у Троцкого под ружьем одних только китайских наемников и «красных мадьяр» было больше. А вместе с прочими «интернационалистами» большевики задействовали для ведения гражданской войны около полумиллиона иностранных граждан).

В составе войск Антанты находились японцы, американцы, англичане и чехи.

Отряды китайских наемников были ударной силой русской революции

Большую часть войскового контингента Антанты в России составили японцы – 120 тысяч штыков. Но пришли они не для войны с большевиками, а для захвата территорий и природных ресурсов. Следом за японцами во Владивостоке высадились до 20 тысяч морских пехотинцев США – присматривать за экспансией Японии, проще говоря, чтобы в Сибири младшие японские партнеры по политическому бизнесу не стали вдруг «хапать не по чину».

Большевистские газеты лицемерно негодовали по поводу появления британских кораблей на рейдах Мурманска и Архангельска. На самом же деле (о чем большевики помалкивали) английская эскадра и бригада королевской морской пехоты прибыли в Архангельскую губернию для защиты Советской России от нападения Германии и Финляндии.

Спровоцировал Германию на агрессию сам Ленин, когда заключил с ней в 1918 году предательский по отношению к России и к ее союзникам по Первой мировой войне сепаратный Брестский мир (по сути, капитуляцию). Германия, не довольствуясь подаренными ей Лениным Украиной и другими территориями бывшей Российской империи, захотела урвать еще что-нибудь. Объединившись с Финляндией (которой Ленин накануне даровал независимость), немцы решили отхватить еще и северо-западный регион России.

Неумеренные аппетиты Германии вызвали ревность Британии, и она своей мощью прикрыла от вторжения северные русские порты. А когда в июне 1919 года Антанта, уже без участия России, вынудила Германию капитулировать и демилитаризоваться, опасность для русского севера миновала. За время нахождения британской бригады в Архангельской губернии между ней и частями Красной армии иногда возникали тактические стычки. В самой крупной из них по числу участников сходились до двух батальонов с обеих сторон. Колебания позиции англичан (то за красных, то за белых) отражали противоречия внутри английского правительства.

1918 год. Английская эскадра в устье Северной Двины охраняет Архангельск от вероятного вторжения немецких и финских вооруженных сил.
Палаточный лагерь британской королевской пехоты под Архангельском. 1918 или 1919 годы.

Уинстон Черчилль, бывший в ту пору военным министром, был полон решимости разгромить (цитата) «Ленина и его банду». А премьер-министр Ллойд Джордж напротив считал (цитата), что «торговать можно и с людоедами». Победила точка зрения премьера и в том же 1919 году британские корабли и пехота отбыли из России к месту постоянной дислокации.

В Сибири у японского экспедиционного корпуса возникали вооруженные конфликты с местным населением. Свободолюбивые сибиряки исторически не знали ни крепостного права, ни оккупации. А японцев возненавидели после русско-японской войны и эпизодически сталкивались с их гарнизонами. Еще в районах, граничащих с Маньчжурией, действовали отряды китайских партизан. У китайцев, претерпевших под японской оккупацией жестокий геноцид, имелись для ненависти к ним более серьезные основания, чем у русских. Но эти «бои местного значения» на исход гражданской войны никак не влияли.

Еще командованию стран Согласия (Антанты) подчинялся войсковой корпус, сформированный из военнопленных и добровольно перешедших на сторону России чехов и словаков, воевавших в Первую мировую в составе Австро-Венгрии. Его численность составляла примерно 50 тысяч штыков.

1919 год. Чешские легионеры, взяв под контроль Транссиб, двигались во Владивосток для возвращения морским путем домой в Европу.

Чехословаки не собирались участвовать в чужой для них гражданской войне и стремились только к возвращению на родину. Однако летом 1918 года Троцкий приказал разоружить чехов, чем спровоцировал их на ответные действия. Чехи быстро разгромили и разоружили хилые местные советы и красноармейские гарнизоны. Таким образом Троцкий сделал их невольными союзниками белых. Впрочем, боевая активность чешского корпуса длилась не более трех месяцев. Дальнейшую их тактику можно охарактеризовать как вооруженный нейтралитет. Охраняли они в основном сами себя и железную дорогу, необходимую им, чтобы добраться до Владивостока, а оттуда морем в Европу. Еще эти бравые солдаты швейки системно грабили сибиряков и набивали свои эшелоны добром: от концертных роялей до церковного серебра.

«Если бы Антанта хотя бы небольшую долю своих гигантских армий, которые освободились после поражения Германии… могла двинуть настоящим образом против российской Советской республики, то, само понятно, нам бы не удержаться», – признал Ленин в докладе восьмой всероссийской конференции РКП(б) 2 декабря 1918 года. То есть распиаренного большевистской пропагандой «крестового похода международного империализма на юную республику Советов» в реальности не было.

Западу в принципе не улыбалась перспектива победы белого движения. Ведь стоило Колчаку и Деникину выбить из Кремля Ленина, они тут же потребовали бы от Антанты законную русскую долю трофеев Первой мировой. А эту долю «союзники» уже рассовали по карманам. Россию они вычеркнули из числа победителей, а заодно – из числа великих держав. Умерла, так умерла.

Большевики были гораздо симпатичнее Западу, чем косные имперские генералы. Ленин с Троцким не держались за территориальную целостность. Великим революционерам не присущ инстинкт государственников. Разрушать великие державы им удавалось, создавать – никогда.

Вот и ленинский совнарком на подконтрольной ему территории сокрушил промышленность, транспорт, инфраструктуру и обратил в прах одну из самых устойчивых валют мира – российский рубль.

Коробок спичек в 1920 году стоил на ленинские дензнаки два «лимона» (миллиона). Средняя зарплата квалифицированного рабочего составляла пятьдесят «лимонов». При этом Ленин грезил полной отменой денег, что большевистские ораторы возглашали ошалевшему народу на митингах как благую весть. В результате хлеб, соль, ситец и керосин стали валютой. Еще Ленин военизировал заводы. Самовольный уход с работы приравнивался к дезертирству, забастовка – к вооруженному бунту.

На фоне нищеты, голода и неразберихи уже совершенным безумием большевистской власти был безудержный рост бюрократии. Государственных служащих при Ленине стало в десять раз больше, чем в Российской империи. Таким образом, сумасшедший дом Ленин объединил с концлагерем.

Однако, Ленин не был бы величайшим политическим игроком, если бы не держал в рукаве некий козырь.

Сюрприз Ленина-Троцкого, или страна в аренду

В 1922 году Ленин с Троцким вдруг привели на могильник российской экономики 350 иностранных фирм и банков, отдав им все крупные бизнесы от добычи нефти и драгметаллов до рыбной ловли. Договоры с иностранными концессионерами нередко заключались на кабальных для советской стороны условиях и на сроки от 30 до 60 лет. Это была классическая схема колонизации страны через контроль над экономикой. Стремительность этого десанта иностранного капитала в Советскую Россию свидетельствует о предварительных договоренностях правительства Ленина-Троцкого с западными державами. Здесь же и корни предательства Антантой белого движения. Своих настоящих партнеров Антанта видела в большевиках.

Именно такую Россию в виде испытательного полигона и донора мировой революции оставил после себя ленинский гений. Вот о чем хотели бы забыть апологеты ленинизма, которые и ныне морочат головы легковерным гражданам, что справедливость придет к ним через мавзолей.

Неоимперия под названием «Советский Союз» – полностью сталинский проект, осуществленный им не благодаря, а вопреки левоглобалистам Ленину и Троцкому. Их установку на мировую революцию Сталин отменил и построил социализм в одной отдельно взятой стране. Все экономические и социальные достижения, равно как и все злодеяния в СССР, – это от Сталина. Несомненное авторство Ленина относится только к механизму самоликвидации СССР. Упомянутое взрывное устройство Ленин активировал, когда включил в конституцию страны статус национальных республик с правом выхода из состава Союза. Сталин предлагал ограничить республики автономией, но не был услышан.

Собственно, нынешние либероиды не что иное, как мутанты большевиков, сохранившие в себе при перерождении потребность к классовой борьбе. Естественно, памятник Колчаку мешает и тем, и другим.

…Иркутский памятник адмиралу Колчаку ценен тем, что скульптор Клыков изваял не монумент герою, а скорбную фигуру человека, оказавшегося волею судеб в центре национальной катастрофы и честно, по-солдатски принявшего смерть. Вглядитесь в его лицо. Такой Колчак наводит на мысли о национальном примирении. Однако, для этого нам еще надо дорасти до справедливости. И не только в отношении Колчака. Иначе гражданская война не отпустит наши умы и души.

Главный фасад иркутского тюремного замка, где с момента ареста до расстрела содержались Верховный правитель адмирал Александр Колчак и премьер-министр Омского правительства Виктор Пепеляев.

Псевдодокументальная повесть Юрия Кларова «Допрос в Иркутске» сообщает, что Верховный якобы сидел в камере смертников. Но это литературный вымысел.

По свидетельству большевистского коменданта Иркутска Бориса Блатлиндера (псевдоним Иван Бурсак), тюрьма из-за плачевного технического состояния была не готова к приему заключенных. Поэтому Колчака и сопровождающих его лиц пришлось рассадить по камерам временного содержания, находившихся в караульном помещении. (Здание караульного помещения располагалось во внутреннем дворе тюрьмы и было снесено тридцатых годах).

В 1968 году, за полгода до своей смерти, Блатлиндер рассказал историку Герману Вендриху, как в ночь с 6 на 7 февраля 1920 года Колчака и Пепеляева под сильным конвоем повели задами тюрьмы в сторону Ангары. Не доходя Знаменского женского монастыря, их расстреляли, тела положили на сани и вывезли на лед Ангары. Накануне днем Блатлиндер присмотрел прорубь, из которой монашки черпали воду. В эту прорубь палачи и спустили тела расстрелянных. Стремительное течение мигом утянуло их под лед.

Присмиревший в предчувствии смерти Блатлиндер провел Вендриха этим последним путем адмирала – от тюрьмы до проруби. Своим участием в расправе он уже не бравировал. А Вендрих в свою очередь показал этот маршрут съемочной группе Восточно-Сибирской студии кинохроники.

Самуил Чудновский (фото 30-х годов). Борис Блатлиндер (фото 50-х годов).

Ленин максимально зашифровал свое участие в судьбе адмирала Колчака. Приказ Ленина на убийство был передан исполнителям через заместителя Троцкого – Эфроима Склянского. По той же схеме Ленин действовал и в 1918 году, когда через Свердлова распорядился уничтожить Царскую семью. Как в Екатеринбурге, так и в Иркутске, инициативу убийства по команде сверху взяли на себя местные большевистские начальники. В Иркутске в роли «местных товарищей» выступили председатель следственной комиссии по делу Верховного правителя Самуил Чудновский и военный комендант Иркутска Борис Блатлиндер. Эти двое организовали и осуществили бессудную казнь адмирала.

После Гражданской войны Чудновский служил в НКВД. Судя по двум ромбам в петлицах, имел звание старшего майора, что в общевойсковой иерархии соответствовало генерал-майору РККА. Расстрелян в 1937 году как враг народа и чей-то там шпион.

Персональный пенсионер Блатлиндер умер в 1969 году.

На фото Знаменского монастыря, сделанном в начале XX века, видна деревянная лестница к Ангаре. Стрелкой мы указали место, где находилась монастырская прорубь, куда палачи спустили тела расстрелянных Колчака и Пепеляева.

Вместо послесловия. Чем адмирал не угодил кургинянам

Постыдный эпизод: суетный, крикливый человечек Кургинян добился в суде снятия мемориальной доски с дома в Петербурге, где проживал Александр Васильевич Колчак. «Законным» обоснованием акта вандализма послужил упомянутый мною выше отказ военного суда ЗабВО реабилитировать адмирала, проштампованный военной коллегией Верховного суда РФ.

Сорок лет назад я сам искал доказательства вины адмирала перед русским народом. И таковых не нашел. Хотя очень старался. Сегодня ни один историк Гражданской войны уже не отрицает, что бессудная расправа над Колчаком – это чистой воды политическое убийство. И оправдание адмирала неизбежно. Это лишь вопрос времени.

А пока на фоне скорбной фигуры адмирала вертятся и тявкают истеричные телемоськи.

Кстати, покойный Колчак – это первый реальный персонаж, на кого стал бросаться Кургинян. Прежде он скандалил на ток-шоу исключительно с условными противниками вроде патентованного бандеровца Ковтуна или патентованного же либероида-русофоба Сванидзе. Но колотить эти чучела для битья (даже внешне отталкивающие) при гарантированной моральной поддержке телезрителей – занятие приятное и безопасное.

А злонамеренно извращать историю и клеветать на ее персонажей – деяние наказуемое как на том свете, так и на этом. Тут Кургинян зарвался. Под телекамерами он иногда благочестиво пугает своих оппонентов Судом Божиим. Но сам держится так, словно бог, которому он служит, поощряет лжесвидетельство.

Сегодня последователи Кургиняна добиваются сноса памятника Колчаку в Иркутске и снятия его имени с фриза Краеведческого музея. Почитал, что эти антиколчаковцы сливают в социальные сети. Вот на портале «Красноярская газета» ниспровергатель Тимофей Владимиров заявляет, что Колчак… никакой не ученый. Задорный антиколчаковец, очевидно, не в курсе, что за исследование магнитной и ледовой обстановки в Арктических морях Александр Васильевич награжден Большой Золотой Константиновской медалью – престижнейшей в мире наградой географов и геологов. Среди других награжденных – великие норвежские полярники Нансен и Амундсен, русские академики Обручев и Берг, исследователь Центральной Азии Пржевальский. И на фасаде здания Сибирского отдела Императорского географического общества (ныне это Краеведческий музей) имя Колчака соседствует с именами других выдающихся исследователей Сибири.

Даже в монографиях советских ученых-полярников то и дело встретишь ссылки на исследования А.В. Колчака. Надо быть совсем уж беспородным существом, чтобы отрицать вклад Колчака в научное обоснование Северного морского пути.

Далее тот же автор обвиняет Колчака в том, что он якобы «вместе с генералом Кропоткиным сдал японцам военно-морскую базу Порт-Артур». По невежеству заполошный Владимиров приписал в соучастники Колчаку несуществующего генерала Кропоткина. Очевидно, спутал с реальным историческим лицом – генералом Куропаткиным, который однако же никаким боком к сдаче Порт-Артура не причастен.

В действительности приказ о сдаче крепости вопреки воле военного совета отдал комендант Квантунского укрепленного района генерал-лейтенант Стессель. За эту предательскую капитуляцию (гарнизон был боеспособен, при шестистах орудиях и двухстах тысячах снарядов стойко оборонял позиции) Стессель был разжалован, лишен наград и приговорен к расстрелу, впоследствии замененному десятью годами тюрьмы.

А лейтенант Колчак, несмотря на рану и жестокий суставной ревматизм, приобретенный при вынужденном купании в ледяной трещине Карского моря, отказался уйти в госпиталь и до конца сражался во главе береговой батареи.

За что по возвращении из японского плена получил золотое Георгиевское оружие «За храбрость».

Этот же последыш Кургиняна в рассказе о зверствах колчаковцев ссылается на некоего «командира первой балаганской дивизии красных партизан Николая Дворянова». Опять бедного Владимирова кто-то обманул. Дело в том, что во всей малолюдной Иркутской губернии, включая Балаганский округ, не нашлось бы столько партизан, чтобы составить из них хотя бы одну штатную дивизию РККА – 14 382 человека. Да такой ораве и прокормиться-то в зимней тайге было бы невозможно, даже если кору с деревьев глодать. В реальности же максимальное общее число партизан в Прибайкалье едва достигало 3000. Следовательно, не могло быть ни дивизий, ни их командиров. А упомянутый в качестве источника Дворянов был назначен на должность комдива регулярной Красной армии уже при советской власти. Но по причине безграмотности и полной неспособности его очень скоро оттуда уволили. Оставшуюся часть жизни он перебивался на третьестепенных хозяйственных постах, да рассказывал доверчивым школьникам страшилки про некие «эшелоны смерти», которые якобы при Колчаке курсировали по железным дорогам. И в этих эшелонах колчаковцы голодом и жаждой уморили многие тысячи пленных красноармейцев. О чем «партизанский комдив» Дворянов издал даже соответствующую брошюрку.

Знакомый историк Гражданской войны на эти «мемуары» только пожал плечами: автор понятия не имеет о реальной обстановке того времени. И пояснил: все воюющие стороны, как белые, так и красные, испытывали острый дефицит подвижного состава. Вагонов и локомотивов, да и локомотивных бригад тоже, не хватало даже для военных перевозок. Гражданские грузы вообще месяцами лежали в пакгаузах без движения.

В такой ситуации колчаковское правительство просто не смогло бы (даже если б захотело) выделять десятки паровозов и сотни вагонов под безумную затею – катать по Транссибу некие блуждающие тюрьмы на колесах.

При всей предвзятости к Колчаку советских историков они в своих трудах никогда не позволяли себе цитировать подобные выдумки. И не ссылались на источники вроде самозваных партизанских комдивов.

Характерно, что пропагандистская макулатура 20-30х годов прошлого века всплыла на сегодняшних интернет-помойках. И нещепетильные соратники Кургиняна теперь любезно предлагают ее нам.

Ну что ж, это повод присмотреться к самому Кургиняну. Он интригует нас, намекая, будто ему открылась свыше «Суть времени». Столь претенциозно он именует основанное им же общественное движение. Да ладно врать-то. Никто там у Кургиняна никуда не движется. Его удел, не суть, а суета.

По жизни Кургинян – классический неудачник. Занимался всем на свете, от точных наук до театральной режиссуры, но нигде не прославился. Совсем как саранча в китайском фольклоре: бегает, но не быстро, летает, но не высоко.

Последние двадцать лет отчаянно пробивался в большую политику. И тут облом. Дальше телевизионных политдурилок его не пустили.

По Кургиняну заметно, что в шутейных потасовках телескоморохов он накопил в себе нешуточную озлобленность. Стал круто забирать влево, и вот окрысился на Колчака.

При том, в отличие от малограмотного левацкого планктона интернет-форумов, образованный Кургинян отлично знает, кто и зачем назначил адмирала государственным преступником. То есть подлость Кургиняна здесь осознанная, расчетливая.

И покойный адмирал выбран им мишенью неслучайно. Леваки, как и либералы, ненавидят Колчака органической ненавистью подлеца к честному человеку. Это борьба видов. Правда им хуже смерти. И они в очередной раз навалились на адмирала, чтобы не допустить до народа его правду о Гражданской войне, длящейся уже сто лет.

Подписывайся на наши новости:

Смотрите также

6-е Воскресное Евангелие (Лк. 24: 36-53, зач. 114)

36Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам. …

5-е Воскресное Евангелие (Лк. 24:12-35, зач. 113)

12Но Петр, встав, побежал ко гробу и, наклонившись, увидел только пелены лежащие, и пошел назад, …