ГРЕШНО ЛИ СЛУШАТЬ СВЕТСКУЮ МУЗЫКУ?

«Слушал светскую музыку», – слышу я время от времени на исповеди от самых разных людей. Иногда спрашиваю, что такого страшного они нашли в светской музыке, но чаще молча задаю вопрос самому себе: что же заставляет составителей многочисленных пособий по исповеди зачислять в разряд грехов самые обычные вещи, временами и вовсе безобидные, а порой настолько обыденные, что размышлять о возможном наличии в них греха простому человеку и в голову не придёт?

Ведь что, по сути, греховного в светской музыке? Если суммировать всё, слышанное мной от тех, кто её слушание искренне считает грехом, то выходит следующая картина: светская музыка создаётся по большей части неверующими, страстными, порочными людьми, нередко сама по себе воспевает порок и способствует развитию страстей, поскольку является бездуховной и страстной. Насколько данная картина соответствует действительности и соответствует ли? Вопрос открытый. Я не претендую на то, чтобы полноценно ответить на него, но поразмышлять, полагаю, будет нелишним.

Для начала об очевидном: что такое грех? Всё, что несёт в себе вред. Может ли музыка как таковая причинять вред? В принципе, может. Она способна пробуждать в человеке как высокие, так и низменные чувства, подталкивать его как к добрым, так и к злым делам. Однако, плоха ли она по сути? Ну, конечно, нет. И хотя здесь очень кстати можно вспомнить, что Иувал, как говорит Писание, был «отец всех играющих на гуслях и свирели» (Быт. 4:21) и являлся потомком Каина, всё же возразить против того, что умение создавать музыку берёт начало в творческих способностях человека, не возьмётся, полагаю, никто. А способность творить, как известно, заложена в человеке Богом. Следовательно, как простое проявление способности творить, музыка – явление вполне безобидное. Она в определённой степени развлекает, рассеивает и расслабляет, однако в этом качестве музыка упоминается даже в Евангелии и, что очень важно, без тени порицания. «Мы играли вам на свирели, и вы не плясали» (Мф. 11:17), – говорит Христос о еврейском народе, используя понятный житейский образ. В его устах и на свирели играть нормально, и плясать под неё не предосудительно. В притче о блудном сыне старший сын, приближаясь к дому отца, также услышал «пение и ликование» (Лк. 15:25). Причём контекст не оставляет ни малейшего сомнения: пели во время пира никак не псалмы. И снова – ни слова осуждения из уст Господа. Он настолько не видит в обычных мирских песнях и музыке греха, что без сомнения использует их как образы в притчах.

Итак, с точки зрения Писания музыка как средство развлечения не несёт в себе никакого вреда. Однако мы пойдём дальше и, как бы в контексте Евангелия это ни выглядело нелепым, попытаемся понять, каким образом на качестве и душеполезности музыки может отразиться греховность автора.

С одной стороны, такая постановка вопроса не очень-то понятна: разве мало явно грешных людей среди писателей и поэтов, но ведь это не повод записывать в грех литературу или поэзию как явление. Тот факт, что Пушкин является автором кощунственной «Гаврилиады», может обесценить такие его стихотворения, как «Пророк» или «Отцы пустынники и жены непорочны»? Не может потому что поэзия как таковая не является грехом. Также и сама музыка не является грехом.

Но есть ведь среди музыкантов, особенно рокеров, люди, воспевающие грех и даже явные сатанисты. Есть. Только вот сознательных среди них раз-два и обчёлся. Основная масса тех, кто вдохновлялся грехом, превозносил порок и призывал нечисть, делали это не столько из желания послужить злу, сколько из глупой бравады. Но все же таковую музыку, в которой прославляется грех, порок, блуд, призывы к сатанизму, безнравственность и пошлость, звучит ненормативная лексика нужно игнорировать.

Воцерковляясь, человек нередко проводит ревизию своих взглядов, вкусов и предпочтений. Эти взгляды, вкусы и предпочтения к данному моменту давно сформированы и привычны. Если человек ставит перед собой задачу изжить из жизни грех, такая ревизия будет оправданной и даже необходимой. Но ведь зачастую бывает совсем иначе: отделив от привычного образа жизни грех, человек начинает старательно делить всё, что наполняет его жизнь, на священное и профанное. То есть на то, что имеет отношение к Богу, к Церкви к духовной жизни, и на то, что имеет отношение к миру. Ясное дело, что первое представляется основным и главным, а второе – когда второстепенным, когда едва терпимым, а когда и явно лишним. Музыкальные вкусы здесь, как правило, страдают в числе первых. Зачем слушать мирские песни, если есть записи церковных песнопений или просто тексты о духовных реалиях, исполняющиеся под гитару? Значит, заменить одно другим, не мешкая и без сожалений. Да ещё на исповеди в «слушании мирских песен» покаяться. И ведь на первых порах получается. А вот потом сложнее. Скоро начинаешь понимать, что слушать церковные песнопения во время хлопот по дому несколько проблематично. В то же время разнообразные варианты церковно-бардовского творчества если и не навевают тоску, то в наушниках во время пробежки или в автомобиле в процессе езды создают явный диссонанс. Желание слушать привычную музыку возникает снова, да и потребность, пускай и чисто душевная, порой бывает налицо. Вот только попробуй теперь вернуться к прежним музыкальным вкусам, да так, чтобы совесть не мучила и каяться в «слушании» потом не приходилось…

Лично мне в таком случае всегда хочется спросить: а зачем вообще отказывался? Ведь проще простого – отказаться от той музыки, которая действительно греховна и вредна, спокойно слушая при этом любую другую. Но, чтобы так поступать, нужно усвоить истину, к музыке, на первый взгляд, не имеющую отношения. Мир не делится на священное и профанное. Жизнь тоже. Она вся является даром Божиим, она целиком священна, ибо всякий раз освящается Христом в Евхаристии. А потому выделять в ней что-то сугубо духовное и что-то сугубо мирское – неправильно и греховно, поскольку верующий человек может быть только целостным, осознающим себя всегда пред Богом и в молитве, и в обыденной жизни, и в труде, и в развлечении.

протоиерей Владимир Пучков

Меню
Яндекс.Метрика